Имя Михаила Шидловского в памяти поколений

На Конкурс журналистских работ: «Аэропортам – имена великих соотечественников»

Предлагаем присвоить аэродрому Сиверский – имя Михаила Шидловского.

Наша историческая память летает по замкнутому кругу из нескольких исторических имён, которые иногда меняются местами, хотя сама конфигурация круга остается неизменной: Александр Невский, Дмитрий Донской, Петр I, Ломоносов, Суворов, Кутузов, Пушкин, Достоевский, Толстой, Менделеев, Николай II, Ленин, Сталин.

А как хочется, расширить круг этих имён, введя в него людей, незаслуженно забытых Россией! Порой о таких деятелях даже пишутся книги, вот только круг этот почему-то упорно не расширяется. Почему? Может быть потому, что историческое сознание сегодня формируют не книги, а Интернет и масс-медиа, живущие по трудно формулируемым, и не до конца ясным даже их “повелителям” законам. В интернете порой туповатый мем “выстреливает” эффективней глубокого научного исследования или талантливого художественного произведения…

Однако эта печальная реальность, конечно, не повод, чтобы опускать руки. В конце концов, мемы быстро умирают, хоть и давят своим количеством, а дела тех, кого мы несправедливо забыли, всё равно остаются. И, наверное, рано или поздно, будут честно взвешены на весах истории. Может быть, мы даже научимся направлять Интернет и медиа-стихию в позитивное русло. Поэтому надеемся, что объявленный на днях конкурс «Великие имена России. Время признаний!» представляет собой такую попытку.

Теперь о самой инициативе…

Если речь идет о выборе имени для аэропорта, то логика подсказывает, что это должен быть деятель, связанный с авиацией. В Гатчинском районе, в поселке Сиверский с 1936 года функционирует военный аэродром. Сегодня существуют проекты переоборудования его в аэропорт с возможностью совместного использования военными и гражданскими самолётами. Идея актуальная с учётом планов превращения Гатчины в административный центр Ленинградской области.

Чьё имя может носить этот аэродром? До революции в Гатчине был создан первый в Российской империи военный аэродром и первая школа военных лётчиков, ставшая настоящей колыбелью наших авиационных кадров. Достаточно вспомнить пионера воздухоплавания Александра Кованько, первого исполнителя «мёртвой петли» и первого уничтожившего (ценой собственной гибели) вражеский самолёт лётчика Петра Нестерова, теоретика и практика истребительной авиации Евграфа Крутеня, самого результативного аса Первой мировой войны Александра Казакова. Но к вопросу выбора имени надо подходить шире.

Воздушная мощь России базируется ныне на Дальней (стратегической авиации). Возможности гражданской авиации определятся достоинствами пассажирских лайнеров. И стратегические бомбардировщики, и пассажирские лайнеры (причём не только в России, но и во всем мире) ведут родословную от одного “предка” – четырёхмоторного самолёта-гиганта (по меркам 1914 года) «Илья Муромец». Конструктором «Муромцев» и их прототипа был Игорь Иванович Сикорский. Но история распорядилась так, что имя Сикорского в равной степени принадлежит не только России, но и Соединённым Штатам. А вот имя человека, сделавшего для нашей Дальней авиации, пожалуй, даже больше, чем Сикорский, известно сегодня только специалистам. “Отцом русской авиации” называли его даже чекисты, причём содержится это определение в уголовном деле, закончившимся для него расстрелом. Речь идет о Михаиле Владимировиче Шидловском (1856-1920).

Выпускник Морского кадетского корпуса, он, вместо того, чтобы рваться в адмиралы, выбрал карьеру, которая более соответствовала его творческой натуре, став предпринимателем.

Бизнес и творчество только на первый взгляд являются вещами несовместимыми. Кем как не творцом, можно назвать человека, буквально с нуля, создавшего в России новые отрасли промышленности?

Возглавив не слишком преуспевающее акционерное общество «Русско-Балтийский вагонный завод» (РБВЗ) Шидловский сделал его флагманом российского машиностроения. Вагоны «Руссо-Балта» доминировали на внутреннем рынке, они использовались для перевозки грузов, войск, пассажиров самого разного уровня платёжеспособности. Даже последний китайский император и первый-последний правитель Марионеточного государства Маньчжоу-Го катался именно в “руссо-балтовском” вагоне, вплоть до 1945 года, когда был взят в плен советскими войсками. Сегодня этот трофейный вагон можно увидеть в петербургском Железнодорожном музее.

Но вагоны хоть как-то выпускались в России и до Шидловского, а вот автомобильную промышленность он создал именно с нуля. До революции «Руссо-Балт» был первым и единственно признанным во всём мире российским автомобильным “брендом”. Автомобили фирмы участвовали и побеждали в международных гонках, заезжали даже на Везувий. Но главным достижением М.В. Шидловского стало именно создание тяжёлой авиации.

До 1913 года, если не считать единичных опытных экземпляров, русские авиаторы летали исключительно на самолётах иностранных конструкций. И Михаилу Владимировичу пришлось приложить массу усилий, задействовать все свои связи в высших придворных и чиновничьих кругах, чтобы переломить эту тенденцию. Он создал в структуре компании авиационное отделение («Авиа-Балт»), пригласив главным конструктором 23-хлетнего Игоря Сикорского.

Летом 1913 года был построен первый в мире четырёхмоторный самолёт «Русский Витязь». Событие это стало сенсацией в мире авиации, но уникальная машина оказалась разрушена из-за нелепой случайности (или, всё-таки, злого умысла?), когда с пролетавшего над Корпусным аэродромом самолёта прямо на неё свалилась одна из деталей двигателя.

Восстанавливать «Витязя» не стали, построив вместо него новую модель, получившую многообещающее имя «Илья Муромец». В ночь на 16 июня 1914 года экипаж в составе самого Сикорского, второго пилота Х.В. Пруссиса, штурмана Г.И. Лаврова, и механика В.С. Панасюка совершили на ней рекордный перелёт из Санкт-Петербурга в Киев.

До начала войны с Германией оставалось полтора месяца…

Возможно, вся мировая история пошла бы по-другому, если бы в 1914 году германское морское командование сумело реализовать свой замысел и прорваться к Петрограду. Сорвать этот план удалось благодаря своевременной постановке минных заграждений в Рижском заливе. Осуществить подобную операцию А.В. Колчаку помогли «Муромцы», которые были предоставлены «Руссо-Балтом», и, кстати сказать, даже не входили в состав Балтийского флота.

В августе 1914 года семь лучших инструкторов Гатчинской авиашколы были назначены на должности командиров, первых семи «Муромцев». Цифра «7» должна была достаться той самой машине, на которой Сикорский совершил свой исторический перелёт в Киев и поэтому вместо порядкового номера этому воздушному кораблю было присвоено почётное наименование «Киевский».

10 декабря 1914 года Шидловский пробился с аудиенцией к Николаю II и вышел от него с указом о формировании Эскадры Воздушных Кораблей (ЭВК), которую сам же и должен был возглавить.

ЭВК представляла собой уникальный симбиоз боевого соединения и промышленного предприятия, включавшего не только четыре боевых отряда (по одному на фронт), но и расположенные на главной базе склады, школы, батареи ПВО, метеорологическую станцию, а главное, сборочно-ремонтный завод и испытательную станцию, на которых Сикорский, что называется “доводил до ума” новые модели «Муромцев».

Руководить всем этим хозяйством мог лишь такой блестящий организатор как М.В. Шидловский, и если его способности предпринимателя ни у кого не вызывали особых сомнений, то можно лишь удивляться, что и в военном отношении, он давал “фору” многим армейцам.

Останавливаться на всех эпизодах боевой деятельности ЭВК не имеет смысла. Одно появление воздушных кораблей наводила панику на неприятельскую пехоту, а при описании бомбардировок германцы и австрийцы просто не могли обойтись без таких слов как “ад”, “кошмар”, “безумие”.

Вражеские истребители не раз устраивали “облавы” на «Муромцы» и в результате сами становились их жертвами. За всё время войны немцам удалось уничтожить лишь один воздушный корабль. Да и то заплатить за это пришлось двумя своими истребителями…

Другой «Муромец» летом 1917 года буквально развалился в воздухе, однако причина его гибели так и осталась неизвестной. Скорее всего, был в этой трагедии некий знак. Ведь разваливалась уже и сама Эскадра, да и вся “великая и неделимая” Россия.

Прославленное соединение гибло не в боях, а от предательского удара в спину, от революционного безумия, падения дисциплины и солдатского саботажа. Ещё в мае 1917 года Михаил Владимирович Шидловский по подозрению в “контрреволюционности” был отстранён от должности.

Вернувшись в Петроград, он преподавал в Морской академии. Сикорский писал ему, приглашая последовать своему примеру и перебраться в США. Но Шидловский предпочёл остаться на Родине. Искренний патриот, он не был сторонником Советской власти, но надеялся, что его знания, опыт, таланты в любом случае понадобятся России.

Его сын вступил в антибольшевистскую организацию и при попытке пересечь линию фронта с секретными данными, был схвачен чекистами. Затем были арестованы и другие сторонники белых, служившие в штабе обороны Петрограда.

Сам Михаил Владимирович в заговоре участвовал, но явился в ЧК просить за единственного сына. На что он рассчитывал в эти страшные времена не известно. Чекистам же очень хотелось, чтобы заговор непременно возглавлялся бывшим царским генералом. И хотя ничего конкретного Михаилу Владимировичу предъявить не удалось, его расстреляли вместе с сыном 16 января 1920 года. Бесспорные заслуги перед Россией, за которые он достоин нашей памяти и благодарности, оказались перечеркнуты “потребностями текущего политического момента”.

Присвоение имени Шидловского аэродрому Сиверский, в тех местах, где создавалась военная авиация, лишь скромная дань памяти человеку, которые обеспечил России мощный авиационный рывок, но не получил достойной награды при жизни, а был расстрелян как государственный преступник.

И в завершение хотелось бы привести ряд мнений о личности и вкладе Шидловского в историю авиации, которые были высказаны на круглом столе «Земные и небесные богатыри Михаила Шидловского. 100 лет Дальней авиации России», прошедшем в Петербурге в рамках XVII Международных научных чтений им. И.И. Сикорского.

Его участники: Михаил Опарин, генерал-лейтенант, заслуженный военный лётчик РФ, Председатель Совета ветеранов Дальней авиации России; Александр Стрельцов, председатель Совета ветеранов Дальней авиации Воронежа и Воронежской области; Константин Татаринцев, протоиерей, заведующий сектором ВВС Синодального Отдела Московского Патриархата по взаимодействию с Вооружёнными Силами и правоохранительными органами, настоятель Храма Вознесения за Серпуховскими воротами Москвы; Павел Панкратьев, племянник командира воздушного корабля «Илья Муромец-II» А.В. Панкратьева, и сын командира корабля «Илья Муромец-IV» Н.В. Панкратьева – возвращали из забвения и делали рельефной историю становления русской дальней авиации под руководством предпринимателя-патриота М.В. Шидловского. Внешнее давление на Россию побуждает задуматься, как создать условия для появления в XXI веке атмосферы творчества, подобной той, что создал Шидловский на «РБВЗ» в начале XX века.

Павел Панкратьев: М.В. Шидловский  проявил удивительное чутьё, оценив устремления тогда ещё начинающего авиаконструктора  И.И. Сикорского, который весной 1912 г. сформулировал концепцию многоместного, многомоторного аппарата весом несколько тонн. Строительство такого большого самолёта не только в России, но и за границей считалось немыслимым. Будучи председателем правления АО «Русско-Балтийский вагонный завод», Михаил Владимирович предложил Сикорскому построить самолёт за счёт средств общества.

В условиях Первой мировой войны качество самолётов «Илья Муромец» проверялось во время боевых вылетов.

М.В. Шидловский, по собственной инициативе, став командующим ЭВК «Илья Муромец», имел возможность объективно оценивать процесс создания кораблей, их конструктивных качеств, умение лётного состава успешно применять их в различных условиях (в воздушном бою, разведке, бомбометании). Совместно с Сикорским организовать процесс отбора лётчиков и членов экипажей, их обучения и подготовки к полётам, совершенствования тактики применения. Поэтому, безусловно, Шидловский – первый в России создал взаимоувязанную цепь неразрывного процесса: конструирование – производство – испытание и практическое применение летательных аппаратов.

Алексей Стрельцов: Михаил Шидловский – один из представителей старинного дворянского рода, который, начиная с 1535 г., с достоинством и честью служил и продолжает служить России, проливал свою кровь на полях сражений, был удостоен высоких правительственных наград, пожалован большими чинами и землевладениями.                                    

Спектр службы Шидловских был весьма широк и многообразен – от генерала, губернатора, политического деятеля, – до астронома, медика и математика. Отец Михаила – Дмитрий Андреевич, отставной поручик, был одним из предводителей дворянства Бирючинского уезда Воронежской губернии, воспитывал 12 своих детей в строгости и любви к России. Труд на земле и предпринимательство с использованием машинных механизмов, всегда были в семье Шидловских в почёте.

Его феномен заключался в практической реализации связки «слово-дело». В умении Шидловского найти руководящие кадры и средства для исполнения своих проектов, которые всегда были направлены на создание конкурентоспособных отечественных образцов техники с высоким уровнем качества. Примером тому могут служить автомобили «Руссо-Балт», на капоте которых император России Николай II разрешил разместить герб России – двуглавого орла, как символ качества. 

Новаторство и первенство России – вот характерные черты стиля работы М.В. Шидловского, его проектов, вложения капиталов на родной земле.

Михаил Опарин: История создания Дальней авиации, её настоящее и будущее тесно связано с историей отечественного тяжёлого самолётостроения. Само появление тяжелых самолётов, именно в России в начале XX в., было обусловлено её особым геополитическим положением, бурным прогрессом в экономике, науке и технике, ростом образования. Громадные просторы страны, слабая транспортная инфраструктура требовали создания многомоторного самолёта с большой дальностью полёта. Русским авиаконструктором И.И. Сикорским из «РБВЗ» были созданы многомоторные самолёты: «Гранд», «Русский Витязь», «Илья Муромец». Это стало возможным благодаря способности М.В. Шидловского чутко уловить вектор развития авиации и вывести Россию в мировые лидеры.

 

 

 

 

 

Дмитрий Митюрин

P.S. Секция истории авиации и космонавтики считает целесообразным предложение Дмитрия Васильевича Митюрина об увековечивании имени Михаила Шидловского.

Письмо нашей поддержки вы найдёте здесь.

Будем рады если каждый из Вас выскажет мнение и оставит свой голос ниже в комментариях к этой статье.

А здесь предлагаем вам познакомиться со статьёй Константина Ефремова «Вагон, поднявший до небес» // г-та «Вперёд», № 12, 4-11.04.2014 г.

В ознаменование 160-летия со дня рождения М.В. Шидловского, в 2016 году была издана книга «Созидатель и патриот Отечества». (авторский коллектив: Панкратьев П.Н., Стрельцов А.А., Татаринцев К.Ю., под общей редакцией Опарина М.М.)

Интересные материалы:

В закладки: постоянная ссылка.


Понравилась статья? Поделись ссылкой с друзьями:

Комментариев: 15

  1. Василий Золотов

    Да, Михаил Шидловский — один из самых достойных для сохранения его имени. В свое время, когда пошла волна именных наименований самолетов ДА, я предлагал Игорю Хворову (мы тогда делали книгу к 90-летию ДА) это имя нанести на одном из бортов. Но тогда не пошло. Позже я узнал, что один из Ту-22М3 получил-таки это имя. Это хорошо, но мало. Михаил Владимирович Шидловский, который вложил всего себя в дело организации ЭВК, продуманной тогда еще структурой которой фактически пользуются до сих пор. История (или власть) обошлись с ним крайне несправедливо. В наших силах восстановить справедливость.

  2. «Накануне Первой Мировой войны Россия имела 244 боевых самолета и двести пятьдесят военных летчиков,которые были распределены между сорока четырьмя авиационными отрядами по 4-6 самолетов в каждом. Их равномерное распыление на громадной российской территории от Порт-Артура и до Варшавы было ошибкой русского командования. Первым это понял бывший капитан ll ранга,товарищ министра финансов и председатель совета директоров завода «Руссобалт» М.В.Шидловский. Он обратился к государю с предложением собрать под единое командование четырёхмоторный самолеты «Илья Муромец». В декабре 1914 года в России была создана первая в мире эскадра тяжёлых воздушных кораблей, и командовать объединением с присвоением генеральского чина был назначен М.В.Шидловский. На этих летающих крепостях сражались первые в истории экипажи воздушных судов. В небе Первой Мировой войны зарождаются основы централизованного управления фронтовой авиацией и русская школа воздушного боя, а в декабре 1916 года великий князь Александр Михайлович утверждается в должности полевого генерал-инспектора Военно-воздушного флота.»…/ Дейнекин Пётр Степанович,Проверено небом,М.: Фонд «Русские Витязи»,2011.-324 с. Более добавить нечего!

  3. Анастасия

    Очень хорошее начинание!

  4. Владислав

    «Как вы яхту назовете …»
    Начну с того, что я по натуре консерватор, и для меня внесение определенных изменений в привычный уклад, требует веских обоснований. Я категорически против переименования каких-либо населенных пунктов, улиц, архитектурных памятников и других объектов современной инфраструктуры, особенно, когда эта шальная мысль неожиданно закрадывается в голову «особо одаренному» чинуше, коих у нас не счесть на верхах. Причины столь ярого неприятия подобных нововведений очень просты.
    Во-первых, привыкание к новому имени – довольно-таки длительный процесс, искажающий привычные ориентиры и затрудняющий взаимопонимание между людьми.
    Во-вторых, с названием многих знаменательных мест связаны те или иные исторические события, память о которых до сих пор хранят в своем сердце многие россияне. Переименование эпохального объекта, по сути, – это профанация нашей истории. Тому есть множество примеров. Один из самых ярких – переименование Собчаком города Ленинграда. Трагические вехи истории, связанные с блокадой этого героического города в период Великой Отечественной войны, коренные ленинградцы чтят и помнят под прежним именем Северной столицы.
    Наконец, в-третьих, переименование объекта, название которого присутствует в реестрах, каталогах, путеводителях и другой специализированной документации, требует колоссальных капиталовложений. Наши «финансовые гении» постоянно сетуют на дыры в бюджете, особенно, когда вопрос касается социальных выплат гражданам. Даже пенсионную реформу по этому случаю приняли, чтобы, хоть как-то свести концы с концами, и залатать дыры в разграбленном государственном бюджете. А здесь, ничтоже сумняшеся, решили запилить такую широкомасштабную, дорогостоящую, ничем не обоснованную акцию. Ведь переименовать решили не какой-то захудалый провинциальный городишко, а целый ряд комплексов федерального значения. Чего греха таить, КТО-ТО (?!) неплохо нагреется на этом бессмысленном (для скромного обывателя) мероприятии.
    На самом деле, вопрос уже давно решен и не требует людского соизволения. Просто «наши» руководители в очередной раз решили придать своей финансовой афере демократический оттенок. По большому счету ни кого из них не волнует, какое новое имя присвоят тому или иному аэропорту, ВАЖНО, что факт переименования обязательно состоится.
    В этом контексте я поддерживаю автора столь познавательной статьи. Если уж давать имя объекту, то максимально соответствующее его специфике. Столовую можно назвать именем шеф-повара, судоходную верфь – именем первопроходца-мореплавателя, аэропорт – в честь знаменитого воздухоплавателя или авиастроителя. В этом присутствует некий сакральный смысл и абстрактная гармония. В любом случае, поскольку сей дешевый фарс неизбежен, лучше назвать федеральный объект в честь знаменитого земляка, нежели именем предателя Родины или популярного в узких кругах скомороха.
    На этом все! 🙁

    • А что стоит разделение авиационного праздника на множество мелких. Цель очевидна — разобщение единомышленников. Исходя из этого я против любых переименований. Под любым словом должно быть основательное дело. Аэропорт имени Шидловского — прекрасно, только новый и самый лучший. Никаких рабочих названий — имя должно быть в проекте!

  5. Александр ЕГОРОВ

    Материал очень интересный и своевременный. Хотя я и не сторонник переименований, но имя генерала Шидловского должно быть увековечено. Если, не в названии аэропорта, то в названии улицы, летного училища, или чего-то еще, связанного с нашей авиацией.

  6. Виталий Лебедев

    Благодарю Всех, кто откликнулся и кто ещё откликнется на данную инициативу, и нашу статью. Одно то, что Вы выступили всенародно делает вам честь. В т.ч. это относится и к Владиславу, который не поленился и «вылил» свой консерватизм сполна. И если слова поддержки не требуют каких-то комментариев, то для Владислава и ему подобных думаю нужен более развёрнутый ответ.
    Во-первых, не все из нас «витают в облаках», и мы тоже умеем адекватно отслеживать действительность, тем более что она про нас не забывает. Но есть хронический пессимизм, а есть здоровый консерватизм. И мы стараемся относить себя ко второму типу.
    Своим же посланием к обществу, Владислав, вы хотите ещё больше навесить на нас гири, чтобы у нас даже мысли не было мечтать о «полётах в облаках». Это, по-моему мнению, уже сам по себе неправильный посыл обществу. К тому же, на нашем сайте мы говорим об аэрокосмической истории, какой бы она не была. И здесь не место излагать свои гражданско-политические предпочтения.
    Ваше отношение к чиновникам, бюрократам и др. деятелям оставьте для других форумов и площадей, как и упоминания о предателях и скоморохах… Тем более, что Вы не совсем разобрались в сути вопроса, т.к. ещё ничего не названо, а следовательно ничего переименовывать не надо, как и тратить на это народные деньги.
    Предлагаемый к наименованию объект ещё в проекте, и чем раньше мы начнём об этом говорить, тем лучше и эффективней будут потрачены народные деньги. К тому же аэродром в Сиверской не находится в списке на на- и пере- именование.
    Автор статьи решил изложить свою гражданскую позицию к нашей истории, в свете развернувшейся в стране компании. А мы решили его поддержать и использовать это как информационный повод, чтобы рассказать о нашей Истории и людях, которые её творили.
    В случае с М.В. Шидловским, — человек поплатился за это жизнью! А по моему мнению, и, я надеюсь, его разделяют со мной большинство здоровых консерваторов, и, не побоюсь этого слова, либералов тоже: Жизнь — это самое ценное, что у нас есть.

  7. Лозыченко Юрий Михайлович

    Здравие желаю уважаемый Дмитрий! Я Юрий Михайлович Лозыченко — хранитель истории Мемориального военного городка «Воздухоплавательный Парк» где зарождался и родился новый род войск русской Армии -,ВВФ(до 30-х годов СССР) в корне, поддерживаю Вашу инициативу!!!
    И прошу Вас, убедительно, при упоминании Гатчина- «аэродром и школа» по лето 1914г.= не забывать, что исторически в то время это место было ПОЛИГОНОМ-ФИЛИАЛОМ Санкт — Питербургской ОВШ!!! И, в основном, командиры первых «Кораблей» были выпускникм ОВШ СПб!!!
    С уважением!

  8. Курдюков Андрей

    Талантливый актер, талантливый певец, полководец, летчик, гонщик, художник, футболист — все это как-то привычно. А вот талантливый предприниматель, организатор производства — это для нас нонсенс. Зачастую «талант» предпринимателя мы измеряем только количеством заработанных им денег. Михаил Владимирович Шидловский — один из тех талантливых предпринимателей, которые не только давали работу тысячам квалифицированных рабочих, не только платили налоги в казну, но и двигали целые отрасли экономики, причем самые передовые. Честь и хвала таким людям.

  9. Петров Геннадий

    Я Петров Геннадий Федорович присоединяюсь к теме присвоения имени очень уважаемого в свое время человека приложившего все свои силы для укрепления мощи русской авиации- Михаила Владимировича Шидловского. И на долгие годы в последствии почти забытое в истории нашего государства. И если сейчас появилась хоть малейшая возможность исправить эту несправедливость , надо сделать это. Имя М. В. Шидловского достойно того чтобы остаться в памяти народа и на карте нашей Родины. Присвоив его имя аэропорту в Сиверской , люди будут интересоваться кто это такой а значит будут интересоваться и нашей историей. С уважением Геннадий

  10. Елена Наумова

    Здравствуйте! Получила и с интересом прочитала вашу статью. Спасибо за ваши знания, интерес и искреннюю обеспокоенность темой Авиации. Я «ЗА» ваше предложение! Скажете, где поставить подпись, если надо.

  11. Виталий Лебедев

    Благодарю Вас, Елена, за Ваше не равнодушие к поднимаемым нами темам! Осознание вашей поддержки ценнее всякой подписи, так как борьба на баррикадах будет не зря, когда есть крепкий тыл и понимание того, что мы не одиноки

  12. Андрей Данилов

    Полностью согласен. Прекрасный человек, достойное имя для аэропорта!

  13. Геннадий Евдокимов

    Люди такого масштаба, как Шидловский, обязательно должны быть увековечены в истории. И более прекрасный повод, чем назвать его именем аэропорт в Сиверском, трудно даже придумать. Здесь совпадает все: география, время и исторические заслуги. Шидловский, и никаких гвоздей!

  14. Виктор Бовыкин

    Согласен. Имя достойное для аэропорта

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *