Лев Макарович Мациевич: смертию смерть поправ…

7 октября 2014 г. в нашем городе произошло знаменательное для всей страны событие: имя Льва Макаровича Мациевича было навечно занесено в “Золотую книгу Санкт-Петербурга”. Талантливый инженер и один из первых российских лётчиков по праву встал в один ряд с великими деятелями государства Российского.

Так уж распорядилась судьба, что в историю нашего Отечества он больше вошёл не как инженер или военный деятель, и даже не как один из лётчиков первой волны… А как первая жертва русской авиации, став агнцем Божием, положенным на алтарь технического прогресса, покинув этот земной мир в возрасте Христа.

Лев Макарович Мациевич родился в многодетной семье 1 января 1877 г. в селе Александровка Киевской губернии. После окончания гимназии в 1895 г. он выбрал путь инженера и поступил на Механическое отделение Харьковского технологического института. По окончании оного молодой Лев поступает на службу в Севастопольский порт, где в свободное от работы время проектирует… крейсер. Защита проекта броненосного крейсера в Морском инженерном училище императора Николая I в Кронштадте в 1902 г. позволила ему быть зачисленным на службу по Морскому ведомству в Корпус корабельных инженеров. Не прерывая службы в 1906 г. Мациевич по первому разряду, т.е. с лучшими показателями, окончил кораблестроительное отделение Морской академии в С.-Петербурге. Так навечно в его жизнь вошёл город на Неве.

Инженерный дар Л.М. Мациевича, его интерес ко всему новому способствовали его продвижению по службе. Уже в марте 1907 г. ему был присвоен чин штабс-капитана, а за его плечами уже несколько командировок за границу. Так, например, лето 1907 г. он провёл на верфях германского Киля, будучи официальным наблюдателем за постройкой для российского флота подводных лодок: “Камбала”, “Карась” и “Карп”. Затем, с ноября того же года, он исправляющий должность старшего производителя работ кораблестроительной чертёжной Морского технического комитета, а с декабря – наблюдающий за постройкой подводных лодок на Балтийском судостроительном механическом заводе. С этого момента он зачислен в список офицеров по подводному плаванию.

И тут читатель резонно может задать вопрос: Как подводные лодки смогли повлиять на формирование Л.М. Мациевича, как лётчика? Но именно морские офицеры оказались наиболее восприимчивыми ко всему новому. Освоив сушу, водную стихию и морские глубины человек стремился к новому: к покорению Пятого океана.

Ещё в 1907 г. Лев Макарович решал задачу установки на крейсере аэростатов для расширения зоны обзора корабля. Эта работа способствовала его увлечению воздухоплава­нием, а затем и авиацией. Мозг Мациевича не просто усваивал новую информацию, он продуцировал новые идеи, невероятные для того времени проекты, одним из которых было создание авианосцев и морских аэропланов.

23 октября 1909 г. он представил в Главный морской штаб обстоятельный доклад в котором не только изложил, но и технически детализировал возможности применения аэропланов в морском деле. Он предложил использовать палубу корабля для взлёта аэроплана, выдвинул идеи по конструкции таких кораблей и размещению на их борту катапультных устройств для взлёта самолётов. И это в те годы, когда авиация летать-то толком не умела, и делала только робкие шаги в небо. Таким образом, он по праву считается основоположником морской авиации корабельного базирования в России.

Но, как говорят на Руси: “Назвался груздем – полезай в кузов”! Командование флота подошло серьёзно к его предложениям и решило направить его во Францию – авиационную Мекку того времени. В соответствии с планами Главного инженерного управления по созданию военной авиации целью командировки являлась приёмка заказанных самолётов и двигателей, организации обучения во французских лётных школах русских офицеров и ускорения подготовки лётчиков-инструкторов.

А вскоре он и сам становится пилотом. Правда, в контракте с французами этого не было, и к сдаче экзамена на звание пилота-авиатора Мациевича подготовил первый русский лётчик М.Н. Ефимов, работавший тогда у Фармана.

Вернувшись в Россию, Мациевич продолжил работу над вопросами использования самолётов в военно-морском флоте. Много летает сам. Так, в сентябре 1910 г., одновременно с Ефимовым, он совершил первые в России ночные полёты. А затем принял активное участие в Первом Всероссийском празднике воздухоплавания, открывшемся 8 (20) сентября 1910 г. на Комендантском аэродроме Петербурга.

Но его трагическая гибель 24 сентября (7 октября) 1910 г. во время очередного полёта на этом празднике стала потрясением для всей России и её друзей за рубежом. “Фарман” Мациевича разрушился в воздухе и Лев Макарович выпал из аэроплана, снискав скорбные лавры первой жертвы русской авиации.

Место гибели Мациевича

Последний полет капитана Мациевича: фото авиатора, обломки его самолёта и памятная плита на месте его гибели.

Правила в Авиации написаны чернилами, замешанными на крови. И в этих чернилах есть капля крови Л.М. Мациевича. Его смерть стала точкой отсчёта для осмысления опасности покорения воздушного океана, поиска путей и эффективных средств обеспечения безопасности полётов. После этого случая лётчики стали применять привязные ремни, а петербуржец Г.Е. Котельников, будучи очевидцем этого полёта, пришёл к мысли о создании ранцевого парашюта.

Вот так имена Мациевича и Котельникова легли рядом в топонимику площади и аллеи нашего города на территории бывшего Комендантского аэродрома. А на месте гибели героя сначала поставили деревянный крест, освящённый в мае 1911 г., который затем был заменён 24 сентября (7 октября) 1912 г. на памятный знак в виде саркофага, став первым в России авиационным памятником. На этом месте все будущие покорители Пятого океана, как медики, дающие клятву Гиппократа, должны давать клятву верности избранному пути.

В эти же осенние дни, спустя 100 лет после трагического полёта Мациевича, по инициативе благодарных потомков: авиаторов, историков, педагогов, власти и простых горожан, – в Красном зале Администрации Приморского района С.-Петербурга состоялось торжественное мероприятие «Крылья славы» и церемония занесения имени Льва Макаро­вича Мациевича в Летопись Славы Великого города в именах и деяниях – Золотую Книгу Санкт-Петербурга. Так имя одного стало символом для всех!

В.В. Лебедев©  Лебедев Виталий Владиславович, 2014.

Руководитель Комиссии воздухоплавания РГО,

Председатель Секции истории авиации и космонавтики СПбФ ИИЕТ РАН

 

Статья была опубликована под названием «Лев Мациевич – крылатая слава России» в газете «Комендантский аэродром», № 35 (373), октябрь 2014 г., с.4 и под названием «Крылья нашей славы» в газете «Петербургский дневник» 10 октября 2014 г.

Интересные материалы:

В закладки: постоянная ссылка.


Понравилась статья? Поделись ссылкой с друзьями:

Комментариев: 2

  1. Пора всем поклонникам Авиации России сплотиться для воздания должного её создателям и в первую очередь родному городу в котором она родилась.

    • Вы абсолютно правы, Валерий Фёдорович! И думаю, что данная площадка ИВАК, хорошая основа для этого. Теперь каждый может ощутить себя не одиночкой-любителем, а частью большого сообщества, целью которого сохранение нашей Истории.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *