Корабельный инженер Лев Мациевич

Л.М. Мациевич

Капитан Лев Макарович Мациевич

октября прошлого года в здании Администрации Приморского района Санкт-Петербурга состоялась торжественная церемония занесения в Золотую книгу города имени Л.М. Мациевича — одного из первых российских летчиков.[1]

Широкой публике Лев Макарович Мациевич известен, прежде всего, как один из первых Российских авиаторов. Он всегда упоминается в одном ряду с К. Акашевым, Б. Дановским, М.Н. Ефимовым, Л. Зверевой, П.Н. Нестеровым, С.И. Уточкиным. А трагическая гибель Л.М. Мациевича 24 сентября 1910 года стала своеобразной точкой отсчета в истории отечественной авиации.

Это была первая катастрофа в нашей авиации. Гибель Л.М. Мациевича подвигла Г.Е. Котельникова на создание уже в следующем году ранцевого парашюта.

В качестве летчика он удостоился чести быть внесенным в летопись города. Хотя в этой записи и отмечена его роль в предвосхищении путей развития морской корабельной авиации, но о том, что он яркий представитель флотских изобретателей-конструкторов, знают немногие. Вот об этой стороне его деятельности как талантливого корабельного инженера и хотелось бы рассказать.[2]

***

Лев Макарович Мациевич родился в 1877 году. В июне 1901 года, по окончании Харьковского технологического института Императора Александра III со званием инженера-технолога, он отправляется в Севастополь, где по вольному найму поступает старшим чертежником на Лазаревское адмиралтейство, где на тот момент строился крейсер I ранга «Очаков».

Выбор морской профессии был не случайным. Дело в том, что когда его отчислили из института за участие в студенческих волнениях, образовался свободный год (до зачисления в студенты вновь), во время которого он работал в Русском обществе пароходства и торговли, ходил в рейсы на судах, а потом еще трудился в Севастопольском порту. Кораблестроением Лев Макарович заинтересовался уже с первых лет учебы в институте. За год работы в Севастополе он собрал материалы и составил проект коммерческого парохода. Именно эта работа сыграла главную роль в успешном получении инженерного диплома. При строительстве крейсера «Очаков» он занимался судостроительными расчетами и наблюдал за исполнением работ.

Крейсер 1-го ранга "Очаков" вскоре после завершения строительства. Фото предоставлено Л.А. Кузнецовым.

Крейсер 1-го ранга «Очаков» вскоре после завершения строительства. Фото предоставлено Л.А. Кузнецовым.

Эскадренный броненосец «Иоанн Златоуст» во время достройки на плаву. 25 августа 1906 года. Фото из фондов РГАВМФ

Эскадренный броненосец «Иоанн Златоуст» во время достройки на плаву. 25 августа 1906 года. Фото из фондов РГАВМФ

Непосредственную работу на верфи Мациевич совмещает с разработкой проекта броненосного крейсера. Когда же он защитил свой проект броненосца в Морском инженерном училище Императора Николая I, его, по экзамену, зачислили на службу в Корпус корабельных инженеров флота.

Подводные лодки у борта транспорта «Хабаровск». Фото предоставлено Н.Н. Афониным.

Подводные лодки у борта транспорта «Хабаровск». Фото предоставлено Н.Н. Афониным.

В сентябре 1902 года Л.М. Мациевича прикомандировывают к Главной конторе над портом. В январе следующего года приказом капитана над портом он назначается заведующим ремонтом канонерских лодок, крейсеров и паровых катеров со всех судов Севастопольского порта, а с марта — утвержден членом приемной комиссии этого же порта.

В июне последовал ряд новых назначений: младшим помощником судостроителя порта, исправляющим (исполняющим) должность старшего помощника судостроителя, а со следующего месяца Лев Макарович исполняет обязанности строителя при постройке эскадренного броненосца «Иоанн Златоуст».

В августе он возвратился на прежнюю должность. В сентябре зачисляется штатным слушателем кораблестроительного отдела Николаевской морской академии, однако ввиду болезни, по личной просьбе откомандировывается в Севастополь к исполнению прежних обязанностей, с правом по возвращении держать переходные экзамены на следующий курс.

В январе 1905 года Л.М. Мациевич премируется за разработку проекта бона для Севастопольского порта, 17 апреля за отличие по службе зачисляется в старшие помощники судостроителя и в том же году направляется за границу для ознакомления с иностранным судостроением.

По возвращении в Россию вновь становится слушателем Николаевской морской академии, а летом 1906 года состоит временным слушателем уже школы подводного плавания на учебном судне «Хабаровск», базировавшемся на порт императора Александра III (Либава).

По окончании академии по 1-му разряду его оставляют в Санкт-Петербурге для участия в постройке подводных лодок, для чего он теперь становится уже обязательным слушателем Учебного отряда подводного плавания (УОПП), проходя обучение на том же «Хабаровске», а также подводных лодках «Сиг» и «Карп».

По окончании УОПП Льва Макаровича зачисляют в списки офицеров подводного плавания и направляют на Балтийский судостроительный и механический завод для наблюдения за постройкой подводных лодок. В феврале 1907 года он дважды премируется за разработку проектов противоминного заграждения.

19 марта 1907 года в связи с переименованием корабельных инженеров из званий в воинские чины он производится в штабс-капитаны Корпуса корабельных инженеров (ККИ), а за участие в постройке и спуске на воду эскадренного броненосца «Иоанн Златоуст» получает вознаграждение.

С июня по октябрь того же года Л.М. Мациевич — наблюдающий за постройкой на верфи Круппа «Германия» в Киле трех подводных лодок («Камбала», «Карась» и «Карп») для Российского флота. По возвращении его назначают (в ноябре) на должность старшего производителя работ Кораблестроительной чертежной Морского технического комитета (МТК), а спустя год он становится помощником ее начальника.

В 1908 году Л.М. Мациевич начинает интересоваться воздухоплаванием и, как моряк, он сразу же задумывается над возможностью применения аэропланов во флоте и в то же время, по возвращении в УОПП, читает лекции по теории подводного плавания слушателям.

1 февраля 1909 года в журнале «МИРЪ» публикуется статья Л.М. Мациевича «О подводном плавании», в которой он дает подробный обзор истории подводного кораблестроения и боевого применения подлодок в различных странах, в заключительной части которой он пишет: «…все элементы подводной лодки были определены; оставалась лишь конструктивная сторона задачи в дальнейшем усовершенствовании намеченный путей; — удовлетворительное решение проблемы подводного плавания не заставило себя ждать».

Подводные лодки типа «Камбала» (на первом плане), наблюдение за постройкой которых в Германии осуществлял Л.М. Мациевич

Подводные лодки типа «Камбала» (на первом плане), наблюдение за постройкой которых в Германии осуществлял Л.М. Мациевич.

И такую работу он активно проводил. На счету Льва Макаровича оригинальные проекты 14 подводных лодок, в том числе в соавторстве с Б.М. Журавлевым. В январе 1910 года он получил премию за их разработку. В качестве примера в нижеследующей таблице приведены тактико-технические элементы по двум из них.

Тактико-технические элементы проектов подводных лодок, разработанных Л.М. Мациевичем (малая) и в соавторстве с В.М. Журавлевым (большая) по заданиям МГШ, утвержденным 1 декабря 1908 года и 10 апреля 1909 года

Тактико-технические элементы проектов подводных лодок, разработанных Л.М. Мациевичем (малая) и в соавторстве с В.М. Журавлевым (большая) по заданиям МГШ, утвержденным 1 декабря 1908 года и 10 апреля 1909 года

Примечание. ЦГБ — цистерна главного балласта; ДЦ — дифферентная цистерна.

Из них совместный проект Л.М. Мациевича и В.М. Журавлева большой подводной лодки предусматривал применение на ней дизеля для подводного хода, работающего по замкнутому циклу, в которой использовались из выхлопных газов азот и избыток кислорода, а углекислота поглощалась щелочью (поташом), вода же конденсировалась.

К очищенным таким образом кислороду и азоту добавлялось новое количество кислорода, запас которого принимался лодкой с береговых или судовых станций. По сравнению с подлодками с электродвигателем, район плавания лодки с таким единым двигателем был бы (по расчету) больше в 3,75–4 раза.

В материалах проекта указывалось, что при установке на подлодке дизелей мощностью 2500 л. с., она могла бы развить надводную скорость 19 уз, подводную — 15 уз, причем район подводного плавания этой скоростью составит 75 миль. Заявленные продолжительность постройки и стоимость — 24 месяца и 1 млн 290 тыс. руб.

По мнению комиссии по рассмотрению проектов лодок, внедрение на них энергетической установки с двигателями, работающими по замкнутому циклу Мациевича–Журавлева, могло быть принято только после длительной эксплуатации такой установки на берегу.

В марте 1909 года Л.М. Мациевич состоит в комиссии по экзаменованию корабельных гардемарин, 29 числа того же месяца он производится в капитаны, а в апреле получает первую премию за проект защиты боевых судов от атак самодвижущимися минами (торпедами). В том же году выступает с докладом «О типе морского аэроплана» в частном морском кружке, где впервые выдвигает идею использования морских судов в качестве носителей летательных аппаратов.

Не ограничившись указанным докладом, Лев Макарович 23 октября 1909 года подает в ГМШ докладную записку, в которой, в частности, пишет:

«Качество аэропланов позволяет думать о возможности применения их к морскому делу. При помещении одного или нескольких аэропланов на палубе корабля они могут служить в качестве разведчиков, а также для установления связи между отдельными судами эскадры и для сообщения с берегом. Кроме того, возможен специальный тип корабля, снабженного большим количеством аэропланов (до 25). Техническая сторона создания морского типа аэропланов, …а также возможность помещения на палубе военных кораблей, по-видимому, не представляет непреодолимых затруднений и мной уже разрабатывается.

Не представляет затруднений устроить в носу и корме судна особые площадки, на которые помещались бы аэропланы, с которых они бы поднимались. Подъем аэропланов производился бы от хода судна или же при посредстве особо приспособленных рельсов…

На судне специального типа можно было бы устроить легкую навесную в виде тента палубу, на которой находились бы аэропланы и на которую садились бы аэропланы …В обыкновенных случаях аэроплан садится на воду вблизи судна и подходит к нему под действием воздушных винтов, как гидроплан, или буксируемый катером. На палубу судна аэроплан поднимается стрелой».

Тем самым, он впервые в нашем Отечестве высказал мысль о специальном корабле для взлета и посадки самолетов с его палубы корабля с использованием катапульты, сделал предложения по конструкции авианесущих кораблей и разработал катапультное устройство. Это по праву сделало его и основоположником морской авиации корабельного базирования России и отечественного авианесущего флота.

Предложение это было признано целесообразным, но денег на реализацию не выделили. В приложении к докладной записке была приложена схема перестройки старого броненосца «Адмирал Лазарев» в авианосец.

Великий князь Александр Михайлович, задумывавшийся над использованием аэропланов в военном деле, пригласил Л.М. Мациевича вступить в члены Особого комитета по усилению военного флота на добровольные пожертвования[3] и войти в образованный по его инициативе Отдел воздушного флота.

Схема проекта подводной лодки Л.М. Мациевича и В.М. Журавлева надводным водоизмещением 500 т, представленного к конкурсу 11 июля 1909 года (Подводное кораблестроение в России. 1900–1917. Сборник документов. — Л.: Судостроение, 1965. — Л. 137)

Схема проекта подводной лодки Л.М. Мациевича и В.М. Журавлева надводным водоизмещением 500 т, представленного к конкурсу 11 июля 1909 года (Подводное кораблестроение в России. 1900–1917. Сборник документов. — Л.: Судостроение, 1965. — Л. 137).

В марте 1910 года Льва Макаровича послали с группой офицеров во Францию для изучения авиационного дела, а также для наблюдения за постройкой аэропланов для России. Кроме того, он посещает авиационную выставку в Брюсселе, знакомится с системами аэропланов в Англии, а также параллельно обучается вождению автомобиля.

А главное, он осуществил свою мечту — обучился во французском аэроклубе на самолетах «Антуанетт» и «Фарман» пилотажу и 9 августа получил звание пилота-авиатора.

13 сентября А.М. Мациевич возвращается в Петербург, а 24 сентября (по старому стилю) погибает при совершении демонстрационного полета на аэроплане во время 1-го Всероссийского праздника воздухоплавания в С.-Петербурге.

Его трагическая гибель стала потрясением как для всей России, так и для ее друзей за рубежом. Отдав свою жизнь во имя прогресса, он позвал в небо сотни тысяч граждан нашей страны и для миллионов навечно стал символом мужества и преданности своему делу. Смерть Л.М. Мациевича стала точкой отсчета для осмысления опасности покорения воздушного океана, поиска путей и эффективных средств обеспечения безопасности полетов.

Покинув нас в возрасте Христа, он успел проявить себя также и как настоящий военный стратег, создав теорию и практику отечественной морской авиации. Он впервые в нашем Отечестве высказал мысль о корабле-авианосце для взлета и посадки самолетов с палубы корабля с использованием катапульты, сделал предложения по конструкции таких кораблей. Это по праву сделало его и основоположником корабельной авиации отечественного флота.

Хоронили Льва Макаровича на Никольском кладбище Александро-Невской лавры как национального героя. В последний путь его провожали оркестр Морского кадетского корпуса и рота Гвардейского экипажа, улицы российской столицы были заполнены народом, над траурной процессией летел дирижабль «Кречет», а Александр Блок на смерть Л.М. Мациевича откликнулся стихотворением «Авиатор», первые строки которого появились сразу в сентябре 1910 года:

Летун отпущен на свободу.
Качнув две лопасти свои,
Как чудище морское в воду,
Скользнув в воздушные струи…

Правда, авиатором он был всего лишь полгода. Погиб в расцвете жизненных и творческих сил замечательный талантливый человек, оставивший заметный след в истории военно-морского флота и авиации. Нередко его называют морским летчиком, каковым он на самом деле не являлся. Эта перспектива перед ним открывалась, но судьба распорядилась иначе.

На месте гибели в 1912 году установили памятный камень (архитектор И.А. Фомин; ныне на углу Аэродромной ул. и Серебристого бульвара). А спустя более столетия после этого трагического события, 7 октября 2014 года, как уже говорилось в начале публикации, по зову сердца и по поручению общественности С.-Петербурга, председатель Секции истории авиации и космонавтики С.-Петербургского филиала Института истории естествознания и техники им. С.И. Вавилова РАН, руководитель Комиссии воздухоплавания РГО В.А. Лебедев занес имя Л.М. Мациевича в Золотую книгу Санкт-Петербурга.

Памятник Л.М. Мациевичу

Стела на могиле, памятный камень на месте гибели Л.М. Мациевича и доска в его память на здании Главного аудиторного корпуса Национального Технического Университета «ХПИ».

Именем Льва Макаровича в Приморском районе С.-Петербурга названы площадь и сквер, где в последнем из них Муниципальным образованием «Комендантский аэродром» каждое лето проводятся авиационные праздники.

Источники:

  • РГАВМФ. Ф. 417. Оп. 5. Д. 1477. Л. 4–11. Полный послужной список капитана Корпуса корабельных инженеров Льва Мациевича.

Статья «Корабельный инженер Лев Мациевич» была опубликована в журнале «Гангут» №90, 2015, с.131-139.
Фото Колесников Ю.Н.© Ю.Н. Колесников, 2015.

Интересные материалы:

Примечания
  1. Региональная общественная организация, осуществляющая проект, получивший название «Летопись Славы Великого города в именах и деяниях — Золотая Книга Санкт-Петербурга». В нее заносятся достойные имена и организации, прославившие С.-Петербург, и производятся в связи с этим памятные записи. По уставу Золотой Книги право инициативы внесения того или иного имени имеют государственные, религиозные и общественные учреждения. Среди лауреатов Книги флотоводец адмирал А.Г. Спиридов, начальник Соловецкой школы юнг капитан 1 ранга Н.Ю. Авраамов, писатель-моряк В.С. Пикуль и другие выдающиеся люди. []
  2. Все иллюстрации, кроме оговоренных, предоставлены автором. []
  3. Особый комитет по усилению военного флота на добровольные пожертвования учрежден 6 февраля 1904 г. в целях установления наиболее правильного использования пожертвований на военный флот, которые начали поступать со всех концов России, когда его постигло несчастье под Порт-Артуром. Комитет был учрежден под почетным председательством августейшего брата императора, великого князя Михаила Александровича и под председательством великого князя Александра Михайловича. Особым комитетом на флот по 6 февраля 1910 г. было собрано по одной копейке свыше 17 млн 100 тыс. руб., на которые, при хранении в Волжско-Камском и Московском купеческом банках, набежало в виде процентов еще около миллиона рублей. На эти деньги построено 19 крейсеров и 4 подводные лодки. []
В закладки: постоянная ссылка.


Понравилась статья? Поделись ссылкой с друзьями:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *