Стрельба, о которой запретили говорить

Юрий Кнутов, директор Музея войск ПВО

Краткая версия данной статьи под названием «Пауэрса сбил майор Воронов» опубликована в журнале «Воздушно-космическая оборона» №4, 2013 г.

Более полувека прошло с того дня, как был сбит самолёт-шпион U-2, пилотируемый Фрэнсисом Гэри Пауэрсом, но до сих пор не стихают споры об этом инциденте. С чем же связано такое долгожительство этой казалось бы давно изученной от начала и до конца истории? А разгадка лежит в событиях сегодняшнего дня. Начнем обо всем по порядку.

Самолёты-шпионы Lockheed U-2 с 1956 г. по 1 мая 1960 г. по программе spy plane (самолёт-шпион) совершили 24 разведывательных полёта над территорией СССР. За четыре года они сфотографировали 15% советской территории. Последний полёт состоялся 1 мая 1960 г. Операция называлась Grand Slam (можно перевести как «Большой шлем» или «Большой хлопок»), миссия 4154.

Гэри Пауэрс в высотном костюме у своего самолёта U-2. Фото из интернета.

Ф.Г. Пауэрс был самым опытным лётчиком в отряде. До прихода в ЦРУ он пилотировал F-84G Thunderjets. На U-2 Пауэрс имел самый большой налёт и 27 раз вторгался в воздушное пространство других стран, в том числе 6 раз Советского Союза. В рамках программы «Перелёт» маршрут самолёта-шпиона пролегал над ракетным полигоном Тюратам (Байконур), над Челябинском, южнее Свердловска (г. Кыштым, завод «Маяк»), северо-западнее Кирова, на север через Плесецк, Северодвинск, северо-западнее Кандалакши, на север к Мурманску с посадкой в Будё (Норвегия).

Аэрофотоснимок с самолёта разведчика U-2 (США) 1-й площадки полигона Тюра-Там (Байконур) в Казахстане (СССР), 1960 г. Фото из интернета.

В Лэнгли не знали точных боевых характеристик ЗРК С-75 и Пауэрса убедили, что на высоте 20 км он может себя чувствовать в полной безопасности. Маршрут был проложен в обход известных американской разведке позиций зрдн С-75. Lockheed U-2С нёс аппаратуру для регистрации радио- и радиолокационного излучения, а также выдвижную фотокамеру. В хвостовой части находился комплекс постановки помех радиолокационным прицелам советских истребителей и ракетам «воздух-воздух». Благодаря особой конструкции и специальному покрытию самолёт-шпион обладал определённой радиолокационной невидимостью.

Надо сказать, что ещё до начала полёта у Пауэрса возникли трудности. Ему достался борт, который за частые поломки прозвали «королева ангара». Из-за плохой погоды над северными районами СССР вылет высотного стратегического разведчика переносили несколько раз – с 28 апреля на 1 мая 1960 г. Южнее Челябинска у самолёта вышел из строя автопилот, машина потеряла устойчивость по тангажу и провалилась. Пауэрс пролетел почти половину пути и решил не возвращаться на базу. Он перешёл на ручное управление и продолжил полёт, ориентируясь по радиокомпасу.

Вскоре в районе Свердловска (Екатеринбурга) U-2 вошел в зону поражения 2-го зрдн 57-й зрбр под командованием майора Воронова и был сбит.

После суда за шпионаж и полутора лет заключения Ф.Г. Пауэрса обменяли на советского разведчика Рудольфа Абеля (Вильяма Фишера). В марте 1962 г. Пауэрс дал показания в сенатском комитете по вооружённым силам. В процессе слушаний он использовал две деревянные модели Lockheed U-2. На одной из них крылья и хвост были съёмные, чтобы продемонстрировать, как самолёт разрушался после подрыва ракеты. Сенаторы Пауэрса оправдали, хотя большинство американцев негативно отнеслись к его объяснениям. Лётчика посчитали предателем, так как он не включил механизм самоуничтожения U-2 и не покончил с собой с помощью иглы с ядом, которая была спрятана внутри серебряного доллара.

Ф.Г. Пауэрс во время слушаний в Сенате с моделью U-2

Ф.Г. Пауэрс во время слушаний в Сенате с моделью U-2, США, март 1962 г. Фото из интернета.

Начиная с 1998 г. ЦРУ рассекретило ряд документов о полёте U-2. В 2006 г. Россия передала в США копии протоколов допросов Ф.Г. Пауэрса и другие материалы. В Лэнгли выяснили, что Пауэрс сумел скрыть от КГБ систему связи со своей базой, имена руководителей и другую важную информацию, раскрыв лишь несекретные с точки зрения американской разведки детали.

Несмотря на сенатское расследование в США до сих пор существует три альтернативных версии полёта U-2 над СССР. Некоторые американцы полагают, что Пауэрс сам добровольно посадил самолёт на советском аэродроме, а стрельба ракетами и история со сбитым МиГом  – это имитация КГБ с целью запутать ЦРУ. Согласно второй версии U-2 снизился, чтобы сфотографировать важный военный объект, но в это время его машину сбила зенитная артиллерия. Третья версия утверждает, что самолёт Пауэрса занимался не разведкой, а нёс на борту мощную бомбу. У каждой из этих версий есть свои сторонники.

С чем же связан ажиотаж, поднятый за последнее десятилетие в Соединенных Штатах вокруг полёта Пауэрса? Глубоко модернизированный высотный стратегический разведчик U-2S до сих пор находится на вооружении ВВС США (по американским данным насчитывается 32 самолёта). Однако в 2012 г. Пентагон планировал отказаться от дальнейшего использования этих машин. На замену им компания Northrop Grumman разработала беспилотный стратегический разведчик RQ-4 Global Hawk в модификации Block 30. Списание U-2 грозило корпорации Lockheed Martin многомиллионными убытками.

Беспилотный стратегический разведчик Global Hawk компании Northrop Grumman (США)

Беспилотный стратегический разведчик Global Hawk компании Northrop Grumman (США). Фото из интернета.

Чтобы сохранить свое детище в строю хотя бы ещё лет на 10-20 нужны были веские аргументы. Но какие? В свое время U-2 регулярно летали над Кубой и Китаем. Один такой самолёт был сбит 27 октября 1962 г. в кубинском небе советскими ракетчиками под командованием подполковника И.М. Герченова. По американским данным над территорией КНР с 1962 г. по 1970 г. китайский аналог ЗРК С-75 сбил не менее восьми U-2. Всего же с 1959 г. по 1972 г. над Поднебесной из 15 U-2 по различным причинам было потеряно 11 машин. Похвастаться нечем.

И тут вдруг появились материалы, авторы которых возродили распространённую в свое время в ЦРУ версию NSA (National Security Agency или Агентство национальной безопасности, т.е. АНБ), которая утверждала, что U-2 якобы не был сбит под Свердловском, а упал из-за технической неисправности. Но если это так, то U-2S в своей самой новейшей модификации замечательный самолёт и может полетать еще два десятка лет, в первую очередь над странами, где нет современной ПВО. Как бы там ни было, но затея Lockheed Martin удалась, и высотные стратегические разведчики U-2S из-за «высокой стоимости обслуживания» RQ-4 Global Hawk оставили в строю до 2024 г.

В продолжение темы публикации хотелось бы сказать, что в газете «Военно-промышленный курьер» («ВПК», №1 от 08.01.2013 г.) были напечатаны статьи Б.К. Самойлова «Так кто же сбил Фрэнсиса Пауэрса?» и П. Старуна «Заметки очевидца», в которых авторы в очередной раз пытаются убедить читателей, что самолёт U-2 был поражен ракетой 5-го зрдн 37-й зрбр под командованием подполковника И.И. Новикова. Хочу сразу сказать, что кроме Б.К. Самойлова и П. Старуна живы и другие очевидцы, которые своими глазами видели, как был уничтожен U-2. Живы и военнослужащие 2-го зрдн 57-й зрбр майора Воронова. К сожалению, уже в преклонном возрасте они вынуждены читать статьи о том, что будто бы незаслуженно носят свои награды.

Публичная демонстрация в Пекине в 1965 г. 4-х американских U-2, сбитых над Китаем. Три из них сбиты зенитчиками Юэ Цзэньхуа (Yue Zenhua). Фото из интернета и Albert Grandolini collection.

Публичная демонстрация в Пекине в 1965 г. 4-х американских U-2, сбитых над Китаем. Три из них сбиты зенитчиками Юэ Цзэньхуа (Yue Zenhua). Фото из интернета и Albert Grandolini collection.

Внимательно ознакомившись с материалами Б.К. Самойлова и П. Старуна я тщетно надеялся найти в них ответ на самый главный вопрос – каким образом ЗРК С-75 «Десна» под командованием подполковника Новикова смог уничтожить американский самолёт-шпион? Но авторы предпочли не отвечать на него.

Пусковые установки с ракетой В-750 зенитно-ракетного комплекса С-75

Пусковые установки с ракетой В-750 зенитно-ракетного комплекса С-75. Фото из интернета.

Ещё в конце 2010 г. Б.К. Самойлов опубликовал в Интернет, а затем в печатных СМИ («ВПК», №4 за 01.02.2012 г.) статьи со схемами, одна из которых выполнена от руки. На всех схемах Б.К. Самойлова изображено как ракета 13Д дивизиона подполковника Новикова на дальности около 60 км сбивает высотный стратегический разведчик U-2. Хотелось бы напомнить читателям, что дальняя граница зоны поражения ЗРК С-75 «Десна» при стрельбе по цели на высоте 20 км составляет 29 км (дальность горизонтальная – 21 км). Согласно всем схемам Б.К. Самойлова получается, что ракета В-750 (она же 11Д и с небольшими изменениями 13Д) пролетела без топлива, без воздуха в шар-баллоне и не самоликвидировавшись на 60-й секунде полёта ещё около 40 км и уничтожила самолёт-шпион недалеко от позиций 2-го зрдн 57-й зрбр под командованием майора Воронова в районе ст. Косулино. Вынужден повториться ещё раз: не способна ракета 13Д сбить цель на дальности около 60 км.

Есть в электронных и печатных СМИ ещё одна версия того, как самолёт U-2 якобы был сбит ракетой зрдн подполковника Новикова. В её основу положена публикация С.Б. Селина «Нарушитель уничтожен. Но как и кем?» («ВПК», №11 за 21.03.2012 г. и №13 за 04.04.2012 г.).

Для правильного понимания описываемых событий необходимо сказать, что расстояние между дивизионами майора Воронова и подполковника Новикова по карте составляет 67,5 км. Места падения обломков U-2 и место приземления Пауэрса находятся в 60-80 км от зрдн подполковника Новикова и недалеко от зрдн майора Воронова.

Оппоненты официальной версии уничтожения U-2 утверждают, что после поражения самолёта-шпиона ракетой дивизиона подполковника Новикова на дальности 26-28 км (дальность горизонтальная 16,5-19,6 км) высотный стратегический разведчик развалился. При этом все его обломки каким-то образом пролетели ещё более 40 км (причём хвостовое оперение около 60 км) и улеглись в форме разрушившегося самолёта в районе ст. Косулино почему-то не с запада на восток, а с севера на юг (схема падения обломков показана Б.К. Самойловым в статье «Загадка Первомая 1960 года» («ВПК», №4 за 01.02.2012 г.).

Остатки корпуса ракеты 13Д, которой дивизион подполковника Новикова якобы сбил самолёт Пауэрса, так же успешно преодолели около полусотни километров и рухнули неподалеку от дивизиона майора Воронова.

Но оппоненты забывают, что сам Пауэрс спустился на парашюте не в границах зоны поражения зрдн подполковника Новикова, где его будто бы сбили, а неподалеку от позиций 2-го зрдн 57-й зрбр майора Воронова. Получается, что Пауэрс подобно двигателю от U-2 тоже пролетел около 40 км, а затем вдруг решил раскрыть парашют и спуститься на колхозное поле неподалеку от ст. Косулино?

Главным же аргументом в пользу уничтожения самолёта-шпиона дивизионом подполковника Новикова  Б.К. Самойлов, С.Б. Селин и П. Старун считают выдачу команды К-3. В рассекреченном учебном пособии «Ракетная техника ЗРВ» 1963 года издания сказано: «Радиолокационный взрыватель «Шмель» предназначен для подрыва боевой части ракеты у цели при величинах пролёта ракеты относительно цели до 60 метров, углах встречи  от 60º до 180º и относительных скоростях 600-1500 м/сек». «Полное включение радиовзрывателя осуществляется по команде дальнего взведения К3 (за 300-400 м до цели), подаваемой с земли по линии радиоуправления ракетой, при исполнении которой снимается третья ступень предохранения». «При сближении ракеты с целью амплитуда напряжения сигнала частоты Доплера увеличивается… При некотором критическом значении сигнала (управляющего сигнала) произойдет срабатывание исполнительной схемы». «В случае пролёта ракеты мимо цели на расстоянии, превышающем предельную дальность действия радиовзрывателя, происходит самоликвидация ракеты в воздухе с помощью часовых механизмов…». «Время самоликвидации 60 сек + 3 сек с момента старта». «Дальностью действия радиовзрывателя называется максимальное расстояние между ракетой и целью, на котором возможно его нормальное срабатывание». Таким образом, если после полного включения радиовзрывателя «Шмель» за 300-400 м до цели ракета и цель из-за ошибки наведения или манёвра цели на 60 м не сблизятся, амплитуда напряжения сигнала частоты Доплера не увеличится, исполнительная схема не сработает и боевая часть не взорвётся (в Музее войск ПВО любой посетитель может увидеть видеозапись боевой стрельбы ЗРК на полигоне с аналогичным случаем). После самоликвидации ЗУР её фрагменты создадут засветку на индикаторах СНР. Неопытный боевой расчёт может принять их за уничтоженную цель. Во Вьетнаме в начальный период войны подобных случаев было немало.

Во второй половине 2012 г. в электронных СМИ появилась третья по счету версия поражения самолёта U-2 дивизионом подполковника Новикова. В её основе лежит доклад Агентства по национальной безопасности. Чтобы установить истину мне пришлось изучить целый ряд американских документов, которые доступны в Интернет.

В рассекреченном сообщении предателя Пеньковского в ЦРУ говорится, что ни одна из советских ракет не смогла долететь до самолёта-шпиона и лишь взрывная волна от одной из ЗУР причинила хвостовому оперению и крыльям U-2 незначительные повреждения. При этом Пауэрс от резкого толчка получил сотрясение мозга (возможно, эту историю придумали в Лэнгли (штаб-квартире ЦРУ), чтобы оправдать провал операции Grand Slam и последующие «неадекватные» действия лётчика). В этом же сообщении отмечается, что если бы U-2 пролетел на 1-1,5 км правее, то советская ракета самолёт не задела вообще (что соответствует действительности).

В 1998 г. историки Центра по изучению разведки при ЦРУ Грегори У. Педлоу (Gregory W. Pedlow), и Дональд Е. Уельценбах (Donald E. Welzenbach)  выпустили книгу «ЦРУ и U-2 программа, 1954-1974», ранее имевшую в США гриф «для служебного пользования». По словам авторов этого исследования в Лэнгли первое время полагали, что самолёт-шпион снизился из-за ошибки пилота или возникшей неисправности, в результате чего взрыв ракеты лишь слегка повредил хвостовое оперение высотного стратегического разведчика.

Корректировка взглядов на причину потери самолёта произошла после возвращения Пауэрса в США. В Лэнгли пилота осмотрели врачи, проверили психиатры, с ним побеседовали коллеги и командир. После этого лётчика подвергли многочасовым допросам агенты ЦРУ. Он прошёл добровольную проверку на полиграфе.

Сбитый 1 мая 1960 г. самолёт-разведчик U-2 Г. Пауэрса. Фото из интернета.

На основе всей собранной информации, а также фотографий отдельных частей сбитого самолёта, показанных на выставке в Москве, авиаконструктор U-2 Келли Джонсон (Clarence Leonard «Kelly» Johnson) признал показания Пауэрса заслуживающими доверия.  Несмотря на сообщение Пеньковского в ЦРУ, что не все обломки самолёта-шпиона были продемонстрированы публике (часть фрагментов не показали по соображениям секретности), К. Джонсон высказал мысль будто бы U-2 не был сбит, а упал из-за технических неполадок. Не видев фотографий изрешеченных осколками некоторых частей сбитого высотного стратегического разведчика, американский авиаконструктор предположил, что неисправность могла возникнуть из-за спутной струи (воздушные вихри, срывающиеся с законцовок крыла), которую якобы создал МиГ-19, пролетевший недалеко от U-2 (на самом деле это был Су-9). По версии К. Джонсона у самолёта-шпиона хвостовой элерон отказал в положении вверх, а трос управления оборвался либо повредились направляющие.

Подобная история уже случалась в небе ФРГ. В сентябре 1956 г. пилоты двух канадских истребителей, заслышав на небольшой высоте шум, из любопытства подлетели посмотреть на необычную крылатую машину и созданной ими турбулентностью разрушили хрупкую конструкцию U-2.

Директор ЦРУ Джон Мак-Коун (John McCone) не поверил в версию К. Джонсона и приказал провести новое расследование по делу Пауэрса с участием ВВС. Поводом для подозрений послужил секретный доклад АНБ. Однако разбирательство не было завершено из-за оправдательного вердикта сенаторов по делу Пауэрса.

Прослушивая 1 мая 1960 г. утренние переговоры советских военных диспетчеров, Агентство национальной безопасности установило, что U-2 в районе Свердловска вначале снизился, затем резко повернул обратно и только после этого упал юго-западнее города. Несмотря на то, что в 1963 г. военно-воздушный атташе США в СССР узнал некоторые реальные подробности уничтожения самолёта-шпиона, руководство ЦРУ по-прежнему сохранило сомнения в отношении правдивости показаний Пауэрса.

Осмотр обломков американского самолёта-разведчика U-2 советскими военными и экспертами

Осмотр обломков американского самолёта-разведчика U-2 советскими военными и экспертами. Фото из интернета.

Объединив предположение К. Джонсона со схемой С.Б. Селина из статьи «Нарушитель уничтожен. Но как и кем?» («ВПК», №11 за 21.03.2012 г.) оппоненты официальной версии уничтожения U-2 стали утверждать, что зенитная ракета дивизиона подполковника Новикова будто бы одной лишь взрывной волной и несколькими мелкими осколками вдогон поразила высотный стратегический разведчик, да так удачно, что у него только хвостовой элерон отказал в положении вверх, а трос управления оборвался либо повредились направляющие. Вот и пролетел U-2 более 40 км, постепенно снижаясь, а затем разрушился от перегрузок, которые не выдержала его конструкция, как раз неподалеку от дивизиона майора Воронова.

Звучит очень красиво и главное убедительно! Правда возникает законный вопрос. А как быть с обломками U-2? В наши дни любой заинтересованный читатель может прийти в Центральный музей Вооруженных Сил в Москве и в зале №20 посмотреть на отдельные части самолёта-шпиона напоминающие ситечко для чая. Важно отметить, что боевая часть ракеты В-750 (11Д или 13Д) осколочно-направленного действия ДВР-750 имела вес 190 килограммов. Но угол разлёта 90-95% осколков был очень маленький – всего лишь 10-11º. С этим связано отсутствие пробоин на большей части фюзеляжа и крыльев высотного стратегического разведчика.

О том, что самолёт U-2 никуда не полетел, а сразу разрушился в результате подрыва БЧ ЗУР, говорят и документы ЦРУ, рассекреченные в 2002 г.

Обломки упали в радиусе 20 км недалеко от сёл Косулино и Поварня Свердловской области. “Небесный дар” местные крестьяне восприняли с энтузиазмом, растащив по домам множество обломков американского самолёта-разведчика U-2. Фото из интернета.

На допросе 13 февраля 1962 г. Пауэрс подробно рассказал агенту американской разведки обстоятельства, связанные с поражением и падением управляемого им самолёта. Вот краткое изложение содержания протокола, составленного сотрудником Лэнгли.

Пауэрс снимал данные с приборов U-2. Все работало прекрасно за исключением выключенного автопилота. Вдруг лётчик почувствовал взрыв. Он немедленно посмотрел вверх и увидел, как всё кругом озарила оранжевая вспышка. По ощущениям, взрыв  был сзади и правее кабины. «О Боже! Вот и всё!» – первая мысль, которая пришла пилоту на ум, и ему тогда показалось, как будто время остановилось. Опустив голову, Пауэрс заметил, что правое крыло самолёта начало заваливаться – он стал выравнивать машину. Это практически удалось, но вдруг нос U-2 круто пошёл вниз. Лётчик потянул за ручку управления, но не было никакой связи между ней и хвостовым оперением. По словам Пауэрса такое могло произойти только при отрыве хвоста. Затем самолёт, падая, стал неистово вращаться. Пауэрс осознал, что резкие развороты U-2 мог сделать лишь при отсутствии крыльев. В какой-то момент крылья всей площадью поймали потоки ветра, под натиском которых сложились и оторвались от фюзеляжа. Самолёт сделал кувырок, и падение продолжилось носом кверху. Пауэрс начал соскальзывать с кресла, пока не был остановлен ремнем, который с силой врезался ему в грудь. Откинуться и вернуть положение в кресле у него не вышло. Один из приборов показал, что двигатель заглох. Все происходило с большой скоростью, так как стрелка высотомера двигалась очень быстро. Оказавшись вниз головой, Пауэрс из-за больших перегрузок не смог сесть в катапультное кресло, а держался на одних ремнях. Ноги пилота уперлись в приборную доску, прямо над которой находилась металлическая часть фонаря, о которую он обязательно бы ударился в случае катапультирования. Кроме того, лётчик лишился бы и ног. Из-за того, что Паурс не смог использовать катапультное кресло, он не стал включать механизм самоуничтожения самолёта (при его активации взрыв произошёл бы уже через 70 сек.). Пауэрс оторвал мешавшую приборную панель, затем на высоте 34 000 футов (10 000 м) открыл фонарь кабины и попытался включить механизм подрыва U-2, но из-за больших перегрузок не смог дотянуться до переключателя. На 15 000 футах (5000 м) он оборвал кислородный шланг. Стекло гермошлема покрылось инеем. Паурс отделился от кабины самолёта. Парашют открылся автоматически.

Отвечая на вопросы агента ЦРУ, Пауэрс сказал, что не было никакого длительного выравнивания и последующего полёта самолёта. U-2 развалился на высоте 70 000 футов (20 000 м) очень быстро и сразу же стал падать вниз. Огня он тоже не заметил. Спускаясь на парашюте, Пауэрс увидел большой фрагмент самолёта, который плыл в воздухе словно лист…

Согласно данным компании-разработчика Lockheed Skunk Works (секретный филиал Lockheed) особенностью ранних моделей U-2 являлась плохая устойчивость. На высоте 20 км при снижении скорости всего лишь на 19 км/час по сравнению с крейсерской самолёт уже начинал сваливаться.

Подрыв БЧ ЗУР возле хвостового оперения привел к тому, что из-за поражения осколками и взрывной волны U-2 вошел в плоский штопор, развернулся на 180º и, падая, разрушился.

Но наибольший интерес представляет статья, опубликованная 1 мая 2010 г. к 50-летию полёта Пауэрса в одной из крупнейших мировых газет – английской «The Times». Изучив последние рассекреченные документы ЦРУ, ведущий в мире специалист по истории АНБ и эксперт по национальной безопасности США Мэтью Эид (Matthew Aid)  рассказал, что американская радиоэлектронная разведка ошибочно доложила правительству США и ЦРУ, что самолёт-шпион летел на высоте 65 000 футов (а не 70 000, как утверждал Пауэрс), снизился до 34 000 футов, изменил курс и затем исчез с экранов радаров.

Основываясь на докладе АНБ многое из того, что пилот U-2 говорил на допросах, в Лэнгли считали дезинформацией, которую КГБ якобы внушило Пауэрсу под гипнозом либо с помощью психотропных средств.

На самом деле, по словам Мэтью Эида, АНБ не разобралось в ситуации. Прослушивая переговоры советских военных диспетчеров, оно приняло за U-2 истребитель МиГ-19 старшего лейтенанта Сафронова, по ошибке сбитый ракетами ЗРК С-75 и упавший в районе Дегтярска, как раз юго-западнее Свердловска. Мэтью Эид отмечает, что отчёт АНБ до сих пор остается засекреченным и это позволяет его руководству не краснеть за допущенную ошибку, в результате которой Пауэрса в Соединенных Штатах долгое время считали предателем.

Важно подчеркнуть, что Вашингтон фактически признал вину АНБ и «за исключительную лояльность» 15 июня 2012 г. посмертно наградил Ф.Г. Пауэрса третьей по значимости в США медалью – Серебряная Звезда, которую вручили внуку и внучке американского лётчика.

Однако вернёмся к тому, что же на самом деле произошло в 5-м зрдн 37-й зрбр подполковника Новикова 1 мая 1960 г. В прошлой своей статье «Разгадка загадки Первомая 1960 года» («ВПК», №17 за 02.05.2012 г. и №18 за 09.05.2012 г.) я изложил официальную версию событий. Честно говоря, предвидя болезненную реакцию ветеранов из 37-й зрбр, я не собирался публиковать материал о том, что мне давно удалось установить. Но после публикаций оппонентов обстоятельства изменились.

Б.К. Самойлов, служивший в 5-м зрдн 37-й зрбр техником-лейтенантом, в своей статье «Загадка Первомая 1960 года» («ВПК», №4 за 01.02.2012 и №5 за 08.02.2012 г.) пишет: «На РЛС П-12 бригадой промышленности была смонтирована, но не сдана дивизиону в эксплуатацию новая аппаратура опознавания НРЗ-10 («свой-чужой»). Я проверил НРЗ-10 в контрольном режиме и уже собрался проверять её в боевом», но в этот момент, как вспоминает Б.К. Самойлов, его вызвали для ремонта аппаратуры СДЦ. Затем Б.К. Самойлов продолжает: «Об этом было доложено командиру дивизиона, на что он заявил: «Может, эта аппаратура и не понадобится». Но, как всегда, по закону подлости понадобилась».

Б.К. Самойлов в своей статье также отмечает: «При подлёте цели к зоне поражения дивизиона командир подполковник Новиков постоянно получал из бригады сведения о координатах цели. Однако они отличались от данных нашей СРЦ П-12». И далее: «Разрешение на открытие огня командир получил в то время, когда цель подошла к дальней границе зоны поражения дивизиона. Цель на запрос «свой-чужой» не отвечала. Сомневаясь в работе НРЗ-10, командир несколько раз просил уточнить координаты U-2. А цель уже начала удаляться от дивизиона. Командир 37-й зрбр ещё раз подтвердил своё решение на обстрел цели».

Известно, что в это время в воздухе находился советский перехватчик Т-3 (Су-9), пилотируемый капитаном И.А. Ментюковым, поднятый по личному указанию генерал-полковника (будущего маршала авиации) Е.Я. Савицкого для тарана самолёта-шпиона. Если посмотреть на схему, составленную на основе кальки с проводкой РТВ, то хорошо видно, что трассы U-2 и Су-9 пересекались.

Учитывая, что в 5-м зрдн 37-й зрбр наземная аппаратура опознавания целей «свой-чужой», входившая в состав СРЦ П-12, как пишет Б.К. Самойлов, не была сдана дивизиону в эксплуатацию, то можно с полной уверенностью говорить, что по целеуказанию оператора станции П-12 боевой расчет подполковника Новикова ошибочно взял на сопровождение Т-3 (Су-9) капитана Ментюкова. На схеме хорошо видно, что большая часть трассы Су-9 похожа на ту, которую рисовали Б.К. Самойлов и С.Б. Селин на своих схемах якобы для U-2.

Самолёт-перехватчик Су-9

Самолёт-перехватчик Су-9. Рис. Андрея Жирнова.

А вот что вспоминает пилот перехватчика Т-3 (Су-9) капитан И.А. Ментюков: «…когда до цели осталось километров 12, мне сообщили, что она начала разворот. Уже потом узнал – в этот момент она пропадает на экране РЛС. Делаю разворот за самолётом-нарушителем. Мне сообщают, что я обгоняю цель на расстоянии 8 километров, проскакиваю её. Генерал Вовк кричит мне: «Выключай форсаж: сбавляй скорость!» «Нельзя выключать», – я тоже вскипел, поняв, что на КП не знали, как использовать и наводить Су-9. «Выключай, это приказ», – передал ещё раз генерал. Чертыхнулся и выключил». И далее: «И тут новый приказ: «Уходи из зоны, по вам работают!». Кричу: «Вижу».  В воздухе к тому времени появились сполохи взрывов, одна вспышка чуть впереди по курсу, вторая справа. Работали зенитные ракетчики…»  Разворачиваюсь, ухожу из зоны огня, – продолжает рассказ Игорь Ментюков, – а затем спрашиваю о местонахождении цели. Мне с КП: «Цель сзади». Предпринимаю новый разворот, но чувствую, что падаю. Шёл ведь без форсажа, не заметил, как скорость понизилась до 300 км/час. Свалился на 15 тысяч метров…».

В стрелковой карточке боевой стрельбы дивизиона подполковника Новикова говорится, что 5-й зрдн 37-й зрбр обстрелял цель на высоте 15 км летящую со скоростью 200 м/сек (720 км/час) при параметре более 22 км. Дальность пуска 32 км. Это вполне укладывается в курсовой параметр и показатели дальности, высоты и скорости Т-3 после выполнения капитаном Ментюковым приказа генерала Вовка о выключении форсажа (скорость Су-9 падала с 2000 км/час до 300 км/час). Затем Ментюков получает приказ идти на повторный таран. На кальке с проводкой РТВ есть надпись: «к-н Ментюков на Т-3 (вторично)».

Разворот для нового тарана Т-3 (Су-9) совершал над зоной поражения 5-го зрдн 37-й зрбр подполковника Новикова. На схеме хорошо виден значительный «провал» в трассе Т-3 (Су-9). Он указывает на то, что в это время радиолокационные станции «потеряли» советский перехватчик.

С этим же связана путаница с временными отметками (я не буду тратить внимание читателей на объяснение причин, почему временные отметки на кальках с проводкой РТВ и с проводкой ЗРВ одной и той же цели могут отличаться на 2-4 минуты и почему реальное время местоположения цели может не совпадать на те же 2-4 мин с ее отметками на кальках. О времени запаздывания я уже писал в газете «ВПК» (№17 за 02.05.2012 г.).

При завершении разворота над дивизионом подполковника Новикова для повторного тарана капитан Ментюков получил приказ из-за нехватки топлива совершить посадку на аэродроме Кольцово.

В своих воспоминаниях И.А. Ментюков отмечает, что заметил две вспышки. «Одна вспышка чуть впереди по курсу» – от факела стартовавшей ракеты, а «вторая справа» – от взрыва самоликвидировавшейся ЗУР. Согласно протоколам допросов американских лётчиков, сбитых во Вьетнаме, они видели старт ракеты В-750 в зависимости от высоты полёта и времени суток на дальности от 30 до 150 км. Приближавшуюся к самолёту ЗУР пилоты ВВС США обнаруживали визуально по пламени работающего двигателя за 3,2-6,4 км, после чего совершали противоракетный манёвр.

Уклониться от ракет типа В-750 (11Д или 13Д) на истребителе в то время было не сложно. Первая модификация ЗУР имела относительно небольшую среднюю скорость – порядка 650 м/сек. Время работы двигательной установки составляло 40,7-44,8 сек. Таким образом, на 53 сек, в момент выдачи разовой команды К-3 в зрдн подполковника Новикова, ЗУР уже летела по инерции. Постоянное давление управляющего воздуха для рулевых машинок в шаровом баллоне сохранялось до 34-36 сек полёта. После 42 секунды полёта из-за недостатка воздуха было заметно «ограничение угла отклонения рулей». Их положение не соответствовало полученной команде управления, и ЗУР плохо маневрировала. При высоте цели 20 км и дальности 27 км точность наведения ракеты составляла 37 м. Да и повышенные перегрузки В-750 не выдерживала. За все эти недоработки американские пилоты во Вьетнаме называли ракеты 11Д первой модификации (они же 13Д) «телеграфными столбами». Тем не менее, уже в декабре 1972 г. во время операции «Linebacker-2» («Полузащитник-2») лётчики ВВС США прозвали модернизированный ЗРК СА-75М «Двина» «Убийца Бэ пятьдесят вторых».

Но самую подробную информацию об обстреле самолёта Су-9 дает В.Н. Самсонов в своих воспоминаниях «Кто сбил Пауэрса», опубликованных в 2004 г. Подполковник Самсонов Владимир Николаевич прослужил в войсках ПВО тридцать два года. В день уничтожения самолёта-шпиона он находился на командном пункте 4-й отдельной армии ПВО.

Вот что В.Н. Самсонов вспоминает о бое в небе под Свердловском: «Дело в том, что командир зенитной ракетной части полковник Савинов, обстреляв свой Су-9, был убеждён, что именно его дивизион сбил Пауэрса. Он попросту не знал тогда, что кроме нарушителя в небе были свои истребители. Требовалось документально подтвердить, как обстояла ситуация. На крупномасштабной карте района мы нанесли точки дислокации ракетных дивизионов, затем обозначили места падения остатков ракет. Потом красными линиями отметили курсы полёта своих истребителей. Когда карту показали Савинову, он признал ошибку». Полковник Савинов Федор Иванович только в апреле 1960 г. был назначен командиром 19-го корпуса ПВО (г. Челябинск), в состав которого входил 5-й зрдн 37-й зрбр подполковника Новикова.

Далее подполковник В.Н. Самсонов пишет: «Су-9, как справедливо отмечает в своих воспоминаниях пилотировавший его капитан Ментюков, поднял в воздух генерал Вовк по соответствующей команде авиационных начальников из Москвы, не доложив командующему группировкой генералу Коршунову и не известив ракетчиков. Барражируя в небе над Свердловском, Ментюков случайно пересёк границу зоны поражения одного из ракетных дивизионов части, которой командовал полковник Ф. Савинов. Был обстрелян. Счастье Ментюкова в том, что он сразу же вышел из зоны, и ракета не настигла его, уйдя на самоликвидацию».

Справедливости ради надо сказать, что существует и ещё одна версия причин обстрела Су-9. Так как советский перехватчик привлекли к уничтожению U-2 неожиданно и в праздничный день, то коды опознавания на нём были установлены неправильно. В этом случае на экранах советских РЛС Су-9 выглядел как самолёт противника.

Хочу напомнить, что зенитные управляемые ракеты ЗРК С-75 хранились  в техническом дивизионе в разобранном виде в специальной таре. При необходимости ракета (как тогда говорили «изделие») собиралась и снаряжалась, затем заправлялась воздухом, горючим, окислителем, проверялась на КИПС и после этого доставлялась в огневой дивизион. При сборке в техническом дивизионе заполнялся специальный формуляр, в котором указывались заводские номера узлов и агрегатов, установленных в данное изделие. Найдя остатки корпусов ЗУР можно было легко определить, какой дивизион пустил ракету, и даже с какой именно пусковой установки она стартовала.

Таким образом, было документально установлено, что самолёт U-2 был сбит ракетой 11Д ЗРК СА-75 «Двина», находившейся на вооружении 2-го зрдн 57-й зрбр под командованием майора Воронова, а 5-й зрдн 37-й зрбр под командованием подполковника Новикова, вооружённый ЗРК С-75 «Десна» с ракетой 13Д, обстрелял свой самолёт Т-3 (Су-9).

Отсюда и негативное отношение членов государственной комиссии к 37-й зрбр, о котором пишут в своих статьях Б.К. Самойлов, С.Б. Селин и П. Старун. Когда U-2 оказался в зоне поражения 4-го зрдн (ст. Кыштым) станция наведения ракет комплекса оказалась неисправна, и дивизион огонь не открыл. В 6-м зрдн (с. Щелкун) во время боевой работы на СНР сгорел предохранитель и самолёт-шпион тоже был пропущен, ну а 5-й зрдн подполковника Новикова, как уже было сказано, обстрелял свой Су-9.

Советская ракетная техника перед военным парадом в Москве 7 ноября 1964 г

Советская ракетная техника перед военным парадом в Москве 7 ноября 1964 г. Фото из интернета.

Аналогичной точки зрения придерживаются и в США. В экспозиции Национального музея аэронавтики и космонавтики в Вашингтоне, одновременно являющегося крупнейшим научным центром Смитсоновского института, говорится, что самолёт U-2, пилотируемый Ф.Г. Пауэрсом, был сбит зенитной ракетой комплекса ПВО, который в Советском Союзе назывался «Двина»  (дословно: «In the Soviet Union it was called the Dvina»).

Следует отметить, что случаев обстрела своих самолётов зенитными ракетами известно немало. В частности, советский истребитель МиГ-19, поднятый на перехват U-2, был сбит дивизионом майора А. Шугаева только из-за того, что ответчик на нём на запрос «свой-чужой» не отвечал. Во время арабо-израильской войны в октябре 1973 г. египтяне сбили 32 своих самолёта и 26 вертолетов, а сирийская ПВО поразила 12 своих самолётов и 13 самолётов союзников – иракцев. Были случаи уничтожения своих самолётов войсками НАТО в Югославии и в Ираке (так называемый дружественный огонь).

Что касается противоречий в документах, на которые постоянно ссылаются оппоненты официальной версии уничтожения U-2 (в первую очередь Б.К. Самойлов), то следует сказать, что 1 мая 1960 г. в небе над Уралом произошёл настоящий противовоздушный бой. Как мы знаем из истории Великой Отечественной войны из-за неразберихи в первые недели сражений многие доклады, подписанные командирами Красной Армии разного уровня, не соответствовали действительности и часто противоречили друг другу. Такая же неразбериха возникла и при уничтожении самолёта Паэрса. Согласно всем официальным документам и воспоминаниям очевидцев ракетчики не знали, что в воздухе находятся свои истребители и, не жалея ЗУР, интенсивно обстреливали их.

Свою роль сыграла и обстановка строгой секретности. Предатель Пеньковский жаловался в ЦРУ, что даже ГРУ не допустили к расследованию обстоятельств поражения U-2. Точные боевые характеристики ЗРК С-75 в то время являлись большой тайной и многим лётчикам и офицерам-сухопутчикам, готовившим доклады на подпись командованию, они были просто неизвестны. Более того, само название зенитных ракетных частей, вооружённых ЗРК С-75, оставалось  до 1961 г. закрытым. Во многих документах использовалось наименование «зенитные артиллерийские полки литера «А», а огневые дивизионы назывались «зенитными реактивными».

Демонстрация обломков американского самолёта-разведчика U-2 Генеральному секретарю ЦК КПСС Н.С. Хрущёву на организованной для этого выставке в Парке культуры и отдыха им. Максима Горького в Москве. Фото журнала «Life» (США).

Почему же запретили что-либо говорить о стрельбе 5-го зрдн 37-й зрбр подполковника Новикова? Ответ кроется во внутриполитической обстановке в стране. Вот что вспоминает В.Н. Самсонов, свидетель уничтожения U-2 на командном пункте 4-й ОА ПВО: «Вскоре после работы в Свердловске комиссии из Москвы у нас в штабе зенитных ракетных войск состоялось партийное собрание. Присутствовал на нём и член Военного совета генерал Чубаров, впоследствии ставший заместителем члена Военного совета Войск ПВО страны. Собрание проходило бурно, и уже в самом начале его ракетчики задали Чубарову несколько вопросов. Вот некоторые из них: почему, вопреки запрету, в боевых зонах летали свои истребители? Почему главный виновник гибели летчика Сафронова генерал Вовк ушел на повышение? Почему полковнику Савинову (командиру 19-го корпуса ПВО), чей дивизион (командир подполковник Новиков) обстрелял свой же истребитель, присвоили генеральское звание? Почему обошли поощрением полковника Певного – начальника штаба ЗРВ, который правильно определил, что в воздухе находятся свои истребители, и отказался дать команду на их обстрел?  «В конце я обязательно отвечу на все ваши вопросы», – пообещал нам генерал Чубаров. Но минут через десять ушёл с собрания, сославшись на телефонный звонок из Москвы. На следующий день до всех офицеров штаба довели распоряжение генерала: «Запретить критику приказов и распоряжений командования!».

С чем же связано такое указание? Хорошо известно, что Н.С. Хрущев, был одержим ракетами. Ему не нужны были многочисленные самолёты, корабли, танки и пушки. Все цели противника Советская армия должна была уничтожать только первой ракетой. Поэтому Хрущеву не понравилась бы история, когда для уничтожения одного самолёта-шпиона вначале пришлось обстрелять свой перехватчик, а затем ещё один истребитель сбить. Вот и приказали забыть о стрельбе подполковника Новикова по Су-9. Узнай Никита Хрущев правду, серьёзные взыскания могли получить не только командиры 5-го дивизиона и 37-й бригады, но и командование 4-й ОА ПВО и главное командование Войск ПВО страны.

Военные атташе посольств иностранных государств на выставке остатков американского самолёта-шпиона U-2

Военные атташе посольств иностранных государств на выставке остатков американского самолёта-шпиона U-2, сбитого 1 мая 1960 г. Фото из интернета.

В связи с этим уже 1 мая 1960 г. командующий 4-й ОА ПВО генерал-лейтенант Е.В. Коршунов в боевом донесении №0012 доложил главкому Войск ПВО страны маршалу Советского Союза С.С. Бирюзову:

«В 8.46 по цели открыл огонь 5-й зенитный ракетный дивизион 37-й зенитной ракетной бригады (подполковника Новикова), израсходована одна ракета. Стрельба велась на параметре 22 км при развороте цели на 180° (высота 15000 м,  скорость 200 м/сек) после чего цель пошла с набором высоты до 22000 м. В 8.52 открыл огонь 2-й зрдн 57-й зрбр (майора Воронова). Израсходована одна ракета, две ракеты использованы не были ввиду нахождения цели в секторе запрета стрельбы с пусковых установок. Пущенная ракета разорвалась вблизи цели, которой было нанесено поражение, после чего лётчик катапультировался…».

2 мая 1960 г. главнокомандующий Войсками ПВО страны маршал Советского Союза С.С. Бирюзов доложил  министру обороны маршалу Советского Союза Р.Я. Малиновскому: «В результате проведённого предварительного расследования установлено, что самолёт-нарушитель в 8.55 был обстрелян первым и вторым ракетными дивизионами 57-й зенитной ракетной бригады (Свердловск)». И далее: «В районе Кыштым цель вошла в зону пуска 4-го зенитного ракетного дивизиона 37-й бригады, но не была захвачена станцией наведения ракет. 5-й зенитный ракетный дивизион этой бригады (командир подполковник Новиков), несмотря на большую дальность, произвёл пуск одной ракетой, но безрезультатно т.к. цель была вне пределов СНР…».

И в заключение доклада сказано: «Как я доложил Вам, противник был уничтожен ракетными дивизионами 57-й зенитной ракетной бригады».

Подпись: «Маршал СССР С. Бирюзов, 2 мая 1960 г.».

На выставке в Парке культуры и отдыха им. М. Горького в Москве

На выставке в Парке культуры и отдыха им. М. Горького в Москве. Фото журнала «Life» (США).

Таким образом, уже 1 мая, в день уничтожения U-2, и 2 мая 1960 г. в Москву поступили доклады, что самолёт-шпион был сбит дивизионами майора Воронова и капитана Шелудько, а дивизион подполковника Новикова обстрелял U-2 за пределами дальней границы зоны поражения.

Представляет интерес резолюция маршала Советского Союза Р.Я. Малиновского на докладе главкома Войск ПВО страны. Она касается сбитого МиГ-19 со старшим лейтенантом Сафроновым и звучит кратко как приговор: «Кто же конкретные виновники?».

Позже о стрельбе 5-го зрдн 37-й зрбр подполковника Новикова по Су-9 не разрешали говорить по другим соображениям. Ошибочно считали, что эта история может дискредитировать Войска ПВО страны. Однако ЦРУ о бое в небе над Уралом узнало на 30-40 лет раньше, чем многие советские военнослужащие частей противовоздушной обороны. Как уже отмечалось, первые подробности уничтожения высотного стратегического разведчика, правда, во многом не точные, американцам сообщил предатель Пеньковский. По его данным стреляли 2 дивизиона, которые будто бы пустили 14 ЗУР и не попали.

Понимаю, что моя статья вызовет негативную реакцию у сторонников уничтожения U-2 дивизионом подполковника Новикова. Поэтому я готов участвовать в дальнейшей дискуссии лишь при условии, что в своих публикациях оппоненты не будут и дальше вводить читателей в заблуждение, а дадут технически грамотные ответы на ряд принципиальных вопросов.

Обломки американского самолёта-разведчика U-2 в современной экспозиции Центрального Музея Вооружённых Сил России в Москве

Обломки американского самолёта-разведчика U-2 в современной экспозиции Центрального Музея Вооружённых Сил России в Москве. Фото из интернета.

Повторюсь ещё раз. Как ракета 13Д, имевшая максимальную дальность поражения цели 29 км, смогла сбить самолёт Пауэрса на дальности почти 60 км? Каким образом обломки U-2 после подрыва БЧ ЗУР дивизиона подполковника Новикова на дальности 26-28 км пролетели еще 40-60 км? С помощью каких сил самолёт-шпион, в местах поражения напоминавший сито, преодолел почти 50 км и только затем развалился неподалеку от зрдн майора Воронова? Как остатки корпуса ракеты 13Д смогли оказаться за полсотни километров от места подрыва БЧ, превратившись в полёте в ракету 11Д с номерами узлов и агрегатов ЗУР дивизиона майора Воронова? Почему Пауэрс после того как покинул сбитый самолёт приземлился не в границах зоны поражения дивизиона подполковника Новикова, а в месте падения обломков U-2 недалеко от позиций зрдн майора Воронова? Где сказано, что выдача разовой команды К3 означает гарантированное поражение цели?

После технически грамотных ответов на поставленные вопросы количество версий относительно того, кто же уничтожил самолёт-разведчик Пауэрса, сократится до одной – U-2 поразил дивизион майора Воронова.

Плакат «Как ни кинешь – ясен финиш!»,

Плакат «Как ни кинешь – ясен финиш!», художник Е.С. Малолетков, 1954 г.

Взгляд с другой стороны читайте в статье «Операция “У-2”» эмигрантского издательства «Посев» , опубликованной в журнале «Часовой» (№ 412, 1960 г.).

В закладки: постоянная ссылка.


Понравилась статья? Поделись ссылкой с друзьями:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *