Русский акцент литовской авиации

Константин Фугалевич
(Konstantinas Fugeleviius)

30 января 1919 года в Литовской армии приступили к формированию инженерной роты, в составе которой был авиационный отряд. Его руководителем был назначен бывший корнет российской армии Константин Фугалевич. В историю литовской авиации он вошёл как Константинас Фугалявичюс.

Из выписки о службе К. Фугалевича: «Родился 15.04.1893 г. в Ковне. Православный. Окончил Орехово-Зуевскую гимназию. 07.09.1915-01.10.1915 учился в Тверском кавалерийском училище. Окончил по первому разряду. 01.10.1915 г. Высочайшим приказом произведён в прапорщики с назначением в Черкасский конный полк. …08 июля 1916 года командирован в распоряжение командира 9-го авиадивизиона. С 31 июля 1916 г. корнет Фугалевич штатный наблюдатель…».

За период службы в 9-ом авиационном отряде истребителей до декабря 1916 года включительно, совершил 12 боевых полётов общей продолжительностью 21 час 32 минуты.

После возвращения в Литву вступил в Литовскую армию.

Во время полёта 4 апреля 1919 года, который стал для Константина роковым, он получил тяжёлое ранение руки. Ему пришлось долго лечиться в Литве и за рубежом. Вернувшись, узнал, что как негодный для лётной службы, – из авиации уволен. Потеряв надежду вернуться в авиацию, в полном отчаянии 3 сентября застрелился…

Пятрас Петронис
(Petras Petronis)

Месяцем ранее, 1 марта, отряд был реорганизован в роту, а спустя двенадцать дней, т.е. 12 марта 1919 года, на базе отряда была создана авиационная часть. Этот день считается – днём рождения АВИАЦИИ ЛИТВЫ. Руководителем нового рода войск литовской армии был назначен бывший российский морской инженер Пятрас Петронис. В этот же день была учреждена Школа военной авиации, руководителем которой и стал К. Фугалявичюс.

Новый этап развития литовской авиации начался 18 июля 1920 года, с назначением на пост руководителя авиации генерала царской армии Иосифа Кравцевича, в литовской авиационной историографии известный, как – Юозас Крауцявичюс.

Иосиф Кравцевич родился 31 марта 1879 года в деревне Спракшяй, Линкувской волости, Шауляйского уезда. Его отец – литовец, у которого было 19 га земли, мать – русская, из аристократической семьи. Первоначально он был крещён в католи ческой вере, но позже, по настоянию матери, был перекрещён в православие. Возможно, отсюда и идёт раздвоение имени: Юозас и Иосиф.

В 1896 году оканчивает учительскую семинарию и сдаёт экзамены в реальной школе. В этом же году поступает в Петербургский политехнический институт. Но разочаровавшись в учёбе, после двух курсов, пишет просьбу о приёме его на службу в армию. Просьба была удовлетворена.  2 августа 1898 года он принят на службу в 113-й пехотный полк. В мае 1899 года его направляют на учёбу в Виленское Пехотное училище, которое он успешно заканчивает 5 августа 1901 года и в звании подпоручика направляется на службу в 179-й Усть-Двинский полк. 26 октября того же года ему было присвоено звание поручика и его назначают адъютантом во 2-й батальон. С 25 марта 1904 по 14 октября 1905 годов он служит в должности делопроизводителя военного суда.

Ген.-лейтенат литовской армии, ко-мандующий ВВС Литвы Йозас Крауцявичюс (Krauceviius Juozas)

В ходе русско-японской войны Кравцевич был включён в офицерский резерв и переведён в 36-й Орловский пехотный полк. С этим полком его направляют в Маньчжурию, и уже в октябре он принимает участие в боевых действиях. 17 февраля 1906 года он возвращается в европейскую часть России.

20 августа 1909 года очередное повышение – ему присвоено звание штабс-капитана. 5 сентября его командировали в Санкт-Петербург, в распоряжение начальника Воздушного Флота, для обучения пилотом. Почему Кравцевич принял решение поменять свою военную профессию? Или это было его желание, или это была чья-то воля, сегодня ответить на этот вопрос не возможно. К сожалению, не удалось найти ни одного документа, который мог бы пролить свет на этот вопрос. Главное в том, что в его военной карьере начался новый этап.

13 апреля 1913 года он сдаёт экзамены в Школе авиационных офицеров отдела Генерального штаба Воздушного Флота, и получает права на управление самолёта системы «Ньюпор». Так началась его авиационная жизнь.

В августе 1914 года в авиационную часть, где служил И. Кравцевич, поступили самолёты новой системы. 31 августа он был направлен в Петроград для переучивания на новую технику. Спустя месяц он вернулся в часть.

С начала Первой мировой войны до 2 апреля 1915 года он выполнил 60 боевых вылетов, продолжительность которых составила 74 часа 45 минут. За боевые заслуги 18 июня ему было присвоено звание подполковник, а 25 октября, приказом командира Северо-Западного фронта он был назначен командиром 5-ой авиационной дивизии. 11 декабря 1916 года ему присвоено звание – полковник. 20 декабря назначен на должность  инспектора авиации Северо-Западного фронта.

Новость об октябрьских событиях 1917 года застала Кравцевича в Пскове. Он покинул армию и отправился на Украину. В декабре полковник вступает добровольцем в армию Деникина.

Кравцевич (Крауцявичюс) стал организатором авиации в армии Деникина. 24 января 1919 года приказом генерал-лейтенанта Деникина Кравцевичу было присвоено звание генерал-майора.

Инспектор авиации ВСЮР ген.-лейтенант И. Кравцевич (в центре) в штабе деникинской Донской авиации. Слева – Иван Стрельников, справа – Вячеслав Баранов. 1919 год.

В конце 1919 года генерал-майор Кравцевич принимает решение вернуться в Литву. Дорога домой шла через Константинополь, через Болгарию в Сербию. Из Белграда в Вену, затем Берлин. Прожив почти месяц в посольстве Литвы, он отправляется в Литву. 10 июня 1920 года его направляют в авиационную часть.

В этот же день, в своем первом приказе он пишет: «Прошу всех служащих в авиационной части, как офицеры, так и рядовые, помочь мне выполнить  возложенные на меня задачи: организовать авиацию – крепкую технически и непобедимую духом».

Новый руководитель энергично занялся перестройкой авиационной структуры. Бывший учебный отряд был реформирован в учебную эскадрилью, материально-технический отдел – в авиационный парк, так же была сформирована ещё одна боевая эскадрилья. Авиационная часть теперь называлась авиационным корпусом, а с 22 сентября – Воздушным флотом.

Крауцявичюсу удалось так перестроить военную авиацию, что через несколько месяцев она достаточно успешно  участвовала в битве с поляками. Первый полёт после преобразований состоялся 26 августа 1920 года. Этот полёт продемонстрировал мощь литовской авиации. Эскадрилья из 6 самолётов, под руководством Крауцявичюса, пролетела над Вильнюсом. Этот полёт произвёл огромное впечатление на жителей города.

За время боёв литовской армии с армией Желиговского в 1920 году военная авиация выполнила 93 боевых вылета. В 16 из них участвовал сам авиационный начальник.

С весны 1921 года, на протяжении девяти месяцев Крауцявичюс руководил Литовской армией. 11 февраля 1922 года он вновь возвращается на своё место, т.е. на должность начальника авиации.

Ген.-лейтенант литовской армии, командующий ВВС Литвы Й. Кравцявичюс на аэродроме в Каунасе.

Однако, не все были довольны работой генерала, как руководителя авиацией. Дело в том, что он в литовскую авиацию пригласил много российских пилотов из различных стран мира, своих бывших единомышленников. Своего двоюродного брата он назначил казначеем авиации. В авиации трудились три сына брата. Вокруг Крауцявичюса объединились русскоговорящие офицеры и его родственники. Все они занимали руководящие посты. Компанией против него руководил адъютант генерала С. Станайтис. В Генеральный штаб посыпались жалобы. Вот одна из них:

«Генерал Крауцявичюс свил гнездо русских монархистов в Литве и преследует своей целью спасти Россию на гибель Литвы.

А так же мне лично пришлось испытать, что Крауцявичюс не любит ни наши края, ни нашу власть, ни нашу армию, держит всех пастушками, в том числе и Ген. штаб».

Возможно, эти доносы сыграли свою роль. 27 января 1927 года президент Литвы А. Сметона подписал приказ, в котором сказано, что начальника авиации генерал-лейтенанта  Юозаса Крауцявичюса отправить в запас.

В 1929 году Крауцявичюс работает представителем чехословацкой фирмы «Шкода» в Литве. С 1940 года он работает на паневежском сахарном комбинате. С приходом советской власти, Крауцявичюс перебирается с семьей в Прагу. Он принимает решение в Литву не возвращаться.

Весной 1942 года Крауцявичюс получает разрешение от военных властей Германии разрешение на трёхнедельное посещение Литвы. Прибыв в Литву, ему удаётся получить разрешение остаться на Родине. В начале он жил в Каунасе, но с приближением фронта он вновь возвращается в Чехословакию.

Когда Красная Армия освободила Чехословакию, Крауцявичюс обратился в штаб одной из советских дивизий с просьбой о возвращении в Литву, но его арестовывают и 12 мая 1945 года помещают в фильтрационный лагерь. После длительных мытарств Крауцявичюс возвращается в Каунас 17 декабря 1946 года.

3 марта 1946 года в каунасской квартире Крауцявичюса появились сотрудники государственной безопасности и провели двухчасовой обыск. И хотя не было обнаружено ни какого компромата, оперативники увезли генерала с собой. Ему были предъявлены обвинения по “популярной” статье 58-1а УК РСФСР. Следствие по этому вопросу официально завершилось 5 августа 1946 года, и только 20 августа суд объявил приговор. Й. Крауцявичюс был лишён свободы сроком на 10 лет, которые ему предстояло провести в исправительно-трудовой колонии, без конфискации имущества, ибо таковой у подсудимого не было. После окончания тюремного срока ему было предписано ограничение в гражданских правах на протяжении пяти лет. Местом прохождения наказания была определена Карагандинская область. В 1954 году Крауцявичюс попадает под амнистию и возвращается в Каунас. Здесь ему пришлось столкнуться со множеством проблем: городские власти отказали в его прописке, он не мог найти работу по специальности. Как бы там ни было, ему удалось устроиться пчеловодом. После лагеря здоровье генерала было существенно подорвано. Ему не удалось добиться получения пенсии.

В мае 1960 года, в возрасте 81 года он обращается с просьбой в Верховный суд СССР о пересмотре его дела и снятии судимости. Свою просьбу он заканчивает словами: «Не имея сил работать и не получая пенсии, остаюсь без хлеба и без своего угла, что сравнимо с гибелью».

Эта просьба была передана в прокуратуру Литовской ССР. 15 июня 1960 года прокурор Литовской ССР В. Галинайтис подтвердил своему помощнику вывод, что вина Крауцявичюса доказана и нет ни какого основания для пересмотра его дела и соответственно – реабилитации.

Наконец-то Крауцявичюс находит физически лёгкую работу. Он устроился дежурным на одном из факультетов Каунасского политехнического института.

Генерал-лейтенант Йозас Крауцявичюс скончался 4 марта 1964 года. Похоронен в Каунасе на Петрашунском кладбище.

Час справедливости наступил только 20 марта 1990 года. В этот день Верховный суд Литовской Республики отменил решение Военного Трибунала от 1946 года и Й. Крауцявичюс был реабилитирован.

Кстати, первый самолёт в рядах литовской авиации появился также не без участия России. Благодаря “дружественным связям” между Литвой и Советской Россией в Литовской Республике появился самолёт Sopwith 1 1/2 «Strutter».

Английский самолёт Sopwith 1 1/2 «Strutter» ВВС РККА, доставленный с места вынужденной посадки в ангар в Каунасе.

Литовские механики за ремонтом советского самолёта Sopwith 1 1/2 «Strutter», г. Каунас.

5 февраля 1919 года в окрестностях Езнас приземлился самолёт Военно-воздушных сил Советской России. Аэроплан совершил вынужденную посадку по причине… отсутствия бензина, он закончился. Большевистские авиаторы оставили самолёт и убежали, а литовские военные доставили его в Каунас, правда сильно испортили. Он долго простоял в ангаре и только в 1922 году был полностью восстановлен. Первый полёт выполнил литовский пилот Пранас Хикса.

31 августа 1928 года состоялся последний полет Sopwith 1 1/2 «Strutter» в небе над Каунасом. Выполнил его и чудом остался жив пилот Леонардас Песяцкас. Рядом с пилотом находился лётчик-наблюдатель. Всё шло хорошо, но при заходе на посадку загорелся двигатель. Огонь охватил весь самолёт. В то время в Литве летали без парашютов. Пилот и наблюдатель перебрались на крыло. Уже над посадочной полосой взрывается бензобак. Взрывная волна выбросила сильно обгоревшего Песяцкаса и практически не поврежденного наблюдателя на землю. Оба авиатора остались живы. Самолёт сгорел полностью.

Николай Жуков

Статья была опубликована в газете «Экспресс-неделя» (Литва), № 42, 17.10.2019.

Закладка Постоянная ссылка.


Понравилась статья? Поделись ссылкой с друзьями:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *