Новый алгоритм работы с мемуарным наследием – ульяновская серия «Крылья победы»

Жанр военных мемуаров (с французского mémoires, «воспоминания»), возник в России после Отечественной войны 1812 года, когда впервые были опубликованы воспоминания участников этих событий: Дениса Давыдова, Сергея Глинки, Надежды Дуровой… Все последующие годы, десятилетия и даже столетия от военных мемуаров, написанных участниками уже Великой Отечественной войны, их отличала одна существенная деталь. Все мемуары новой волны писали не сами участники этих событий, а специально привлечённые им в помощь люди.

Почин был сделан в 1944 году, когда в ведущем издательстве СССР «Воениздат», вышла книга пока только набиравшего популярность советского лётчика Александра Покрышкина[1]. Было понятно, что фронтовому лётчику в ту пору было не до книг, а подлинным автором был корреспондент «Красной звезды» Николай Денисов, которому, кстати, и принадлежала, впоследствии приписанная А.И. Покрышкину, формула проведения им воздушного боя: высота – скорость – манёвр – огонь.

Фото Покрышкина, Жукова и Кожедуба - трижды Героев Советского Союза

Трижды Герои Советского Союза: А.И. Покрышкин (слева), маршал Г.К. Жуков (в центре) и И.Н. Кожедуб (справа). Фото из интернета.

Эта модель «творческого содружества» писателя и участника событий быстро получила всеобщее признание. При этом был достигнут следующий компромисс. Причитающийся за книгу гонорар «автор» и его «литературный негр» делили поровну. Ситуация несколько вышла из-под контроля из-за того, что многие книги этого жанра были отмечены Сталинскими премиями, делиться которой «авторы» ни с кем не собирались. Конфликт стал достоянием общественности, когда один из наиболее продвинутых «литературных негров», загодя, до начала работы над рукописью, потребовал у прославленного подводника, Героя Советского Союза Якова Иоселиани письменное обязательство того, что если их будущая книга получит Сталинскую премию, то её поделят пополам.

Все послевоенные годы действовал устный запрет И.В. Сталина на мемуары военачальников высокого ранга – от генерала и выше. В какой-то степени, тов. Сталин правильно рассудил, что «большое видится на расстоянии». Все издательства охотно публиковали воспоминания партизан, и, выражаясь современным языком, «полевых командиров».

Их публикации не вызывали никаких цензурных или политических проблем, так как приставленные к каждому из них редакторы начисто выхолащивали всё оригинальное, а следовательно – опасное.

Примечательны воспоминания прославленного партизанского комбрига И.Ф. Федоренко: «… мне выпала удача встретиться и в непринужденной обстановке поговорить с П.К. Пономаренко, – был приглашён к нему на дачу под Внуково. Когда беседа коснулась Крыма, Пантелеймон Кондратьевич сказал: Мы же в Москве называли вас божьими мучениками… И диву давались, узнавая, что вы, применяясь к обстановке, несмотря на трудности и потери, уже в сорок первом и в начале сорок второго, то есть без раскачки, вели активные операции против врага. Так и в книге будет сказано.

— И про «божьих мучеников» напишите?

— Э, нет! Все равно редакторы исправят на «бесстрашных героев». Знаю я их, не первая книга» [2, c. 75].

Показательно, что прославленный командарм Павел Батов начал свои воспоминания сразу с 1943 года. Зачем вспоминать о бесславных боях на Перекопе 1941 года[2]?

С началом «оттепели» успевают появиться несколько знаковых книг, в которых впервые было упомянуто о репрессиях 1937 года[3], о тяжелых боях 1941 года[4].

Впрочем, этот период продолжался очень недолго. Качество, сменилось количеством. В «Воениздате» стала выходить специальная серия «Военные мемуары».

Некоторые книги серии "Военные мемуары" Военного издательства МО СССР.

Некоторые книги серии «Военные мемуары» Военного издательства МО СССР.

Обложки книг "Военные мемуары"

По мере того, как годы войны отдалялись все далее, все меньше становилось её непосредственных участников.

В этом и заключался парадокс. Стали появляться воспоминания, ранее неизвестные. Это были подлинные воспоминания, не прошедшие сквозь призму редакторской обработки, ну разве что сквозь собственную цензуру авторов, даже перед смертью боявшихся написать что-нибудь лишнее. Впрочем, это уже было время, когда, как писал А.П. Чехов, мы по капле вытравливали из себя раба.

Всё это уже на склоне своей жизни эти люди писали не столько по зову сердца, сколько по настоянию детей, друзей, сослуживцев… и, как правило, без какой-либо надежды быть опубликованными. Наряду с искренностью, естественно, была и субъективная оценка тех или иных событий. Нередко такие воспоминания таили в себе большой пласт невольной дезинформации, фактических ошибок, искренних заблуждений.

Отдельная тема – это использование авторами профессиональной терминологии, жаргона, региональных выражений, а также понятных только им отдельных топонимов или известных только им имён людей.

Вот почему хочется рассказать о серии воспоминаний «Крылья Победы», начатой УВАУГА.[5]

За основу книг были положены воспоминания бывших сотрудников этого института, лётчиков штурмовой авиации Героев Советского Союза И.Ф. Якурнова [3] и Н.И. Мартьянова [1].

Полностью сохранив стилистику воспоминаний, их колоритную, сочную, а потому не во всём понятную речь, редактор-составитель доктор искусствоведения Владимир Гуркин, ничего не меняя, снабдил книги не только детальными комментариями, делающими доступными многие фразы, ранее понятные только профессионалам, но и собрал богатейший иллюстративный материал: фотографии, схемы, копии интереснейших документов.

Обложка книги Н.И. Мартьянова "Воспоминания о войне" [Ульяновск: УлГТУ, 2014. - 191с.: ил.].

Обложка книги Н.И. Мартьянова «Воспоминания о войне» [Ульяновск: УлГТУ, 2014. — 191с.: ил.]. Предоставлено автором книги.

Принципиально отличаются и предложенные фотографии. Мы уже привыкли к обычным вкладкам с традиционными портретами 6х9. Представленные в воспоминаниях И.Ф. Якурнова и Н.И. Мартьянова фотографии поражают своей динамикой, информативностью. Наряду с человеком, практически на равных представлен и сам «Его Величество» самолёт!

Такое счастливое решение отнюдь не случайность, так как редактор-составитель, доктор искусствоведения, профессор Владимир Гуркин своё детство и юность провёл в различных авиационных гарнизонах тогдашнего Советского Союза. Его отец Александра Петрович – военный лётчик, становление которого происходило под непосредственным влиянием таких мастеров своего дела, как герои представленных воспоминаний. Кроме того огромную роль сыграл и тот факт, что Александр Петрович многие годы возглавлял музей истории гражданской авиации в Ульяновске, а Владимир, будучи студентом, молодым учёным, с искренним интересом ему помогал.

Предложенная вниманию читателей серия «Крылья победы» и, прежде всего, разработанный в УВАУГА алгоритм работы с рукописным наследием участников войны, безусловно, должен быть востребован.

Использованная литература

  1. Мартьянов Н.И. Воспоминания о войне / ред.-сост. и автор послесловия В.А. Гуркин (Крылья Победы : вып.2). – Ульяновск, УлГТУ, 2014. – 191 с.: илл.
  2. Федоренко Ф.И. Годы партизанские, 1941-1944 / Федор Иванович Федоренко — Симферополь: Таврия, 1990. – 288 с.
  3. Ягурнов И.Ф. Воспоминания / вступ. статья, ред.-сост. В.А. Гуркин (Серия «Крылья Победы». Вып.1). – Ульяновск, УлГТУ, 2012. – 144 с.: илл.

Поляков Владимир Евгеньевичд.и.н. В.Е. Поляков (Симферополь)

Статья «Новый алгоритм работы с мемуарным наследием – ульяновская серия «Крылья победы»» была опубликована в журнале «Военно-исторический архив», № 8, С.26-30.

 

Примечания:
  1. Покрышкин А.И. Крылья истребителя. — М. Воениздат. — 80 с. []
  2. Батов П.И. В боях и походах. — М.: Воениздат, 1962. []
  3. Горбатов А.В. Годы и войны. — М.: Воениздат, 1965. []
  4. Сандалов Л.М. Пережитое. — М.: Воениздат, 1966. []
  5. УВАУГА — Ульяновское высшее авиационное училище гражданской авиации. []
В закладки: постоянная ссылка.


Понравилась статья? Поделись ссылкой с друзьями:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *