Авиакомпания LOT в виленском небе. Часть 2

Продолжение статьи «Авиакомпания LOT в виленском небе» 

Вильно встречает первый рейс

Вот как описывают этот момент репортёры  «Русской речи». «Виленский аэродром в Порубанке, – пишет газета, – принарядился по-празднич­ному: всюду были развешаны польские, латвийские и эстонские флаги.

При входе на аэродром между двух декорированных зеленью мачт была протянута тесьма, перед которой остановился спустившийся плавно «Фоккер». Аэродром плотной массой окружила прибывшая из города публика, и перед «Фоккером» разместились почётные гости во главе с виленским воеводой господином Бечковичем, который в своей приветственной речи указал на большое значение новой воздушной линии.

От имени города говорил вице-президент господин Чиж. После речей оркестр исполнил польский, эстонский и латвийский народные гимны, а затем Виленский воевода перерезал тесьму. Этим закончилась официальная часть приёма в Вильне прилетевших к нам из Варшавы двух «Фоккеров»; затем представители печати и почётные гости осмотрели оба аппарата. После небольшой остановки в Вильне первый «Фоккер» отправился в дальнейший путь – в Ригу и Таллин; второй остался в Вильне и совершил полёты с пассажирами над городом».

Запись на эти полёты принималась организаторами торжеств заблаговременно. Чтобы все желающие жители Вильно смогли принять участие в торжествах на аэродроме, был организован специальный поезд до Порубанок.

О впечатлениях от перелёта

В числе пассажиров первого рейса были представители газеты «Русская речь» – это издатель ежедневника Ф. Котляревский и корреспондент Г. Шульгин. Вот как описывает журналист незабываемые моменты перелёта в статье «Из Варшавы до Вильно на «Фоккере».

«…Мы боялись и поэтому, лишь только у нашей машины завозился механик, мы поспешили занять свои места в каюте. В удобных мягких кожаных креслах с подушечками на спинках можно расположиться с большим комфортом. Необходимый в дороге портфель и мелкий ручной багаж кладется на сетчатые полки, установленные вдоль стен. Следуя инструкции пассажиров, мы затянули через талию кожаные пояса, прикрепленные к креслам.

…В 10 часов 10 минут моторы были пущены в ход. Невероятный рев моторов и завывание трех пропеллеров заставили нас наглухо закрыть в каюте все окна. Сопровождавший нас начальник службы движения общества LOT Карпинский показал пример, затыкая себе уши ватой, которая была на месте в достаточном количестве.

…Симпатичные летчики – пилот Которба и механик  Кулаковский – составляли весь экипаж воздушного корабля. Исправность действия моторов была проверена в течение нескольких минут и летчик дал знак рабочим убрать стопоры из-под колес.

Наш «Фоккер», чуть колыхаясь, рванулся вперед. Чувствовалось, что колеса еще касаются земли. Но после 150-200 метров это колыхание неожиданно прекратилось. Мы уже в воздухе. Земля с каждой минутой уходила, как нам казалось, куда-то в глубину. Еще несколько мгновений и люди превратились в муравьев, а дома и здания – в игрушечные постройки.  Мы летим. Ясное ощущение подъема вверх, не особенно приятное. Но за ним последовало еще более неприятное ощущение, вызванное так называемым виражом, когда аппарат сильно наклонился и создалось впечатление, якобы он медленно переворачивается. Но вот вираж закончен и аппарат выровнялся. Пассажиры чувствуют облегчение. Смотрю на висящий на стене прибор: высота 500 метров. Изредка заметно, как наш «Фоккер» то немного как бы проваливается в так называемые «воздушные ямы», то покачивается из стороны в сторону. В первые минуты полета у новичка слегка захватывает дух. Но уже через полчаса настолько начинаешь привыкать к новому ощущению, что забываешь о неприятном чувстве и все внимание направляешь вниз, за окно…

В 11 часов 20 минут, т.е. через час после подъема, далеко внизу видны громадные пространства, залитые водой. Кое-где торчат деревья и, кажется, стога с сеном. Очевидно, разлив реки. Ландшафт меняется с необыкновенной быстротой… Вот показались громадные леса: это Беловежская пуща, внизу – темно-зеленая масса, местами прорезанная светлыми пятнами – это лесные полянки… Мы летим со скоростью свыше 200 км в час. Темная масса лесов скоро заменяется  вымоченным зеленым бархатом болот. В них тускло отражается палящее солнце и проплывают облака. Через полтора часа отлета из Варшавы приближаемся к Гродно. Десятки, сотни, тысячи разноцветных кубиков установлены рядышком и их пересекает голубая лента. Это Неман…

Мы летим вдоль литовской границы. «Административная» линия, или как ее раньше называли – демаркационная линия, обозначена редкими вехами, едва заметными сверху.

Наш симпатичный и, видимо, очень жизнерадостный пилот оборачивается, стучит в стеклянную дверь каюты и, придерживая руль одной рукой, показывает рукой вправо. Через некоторое время мы догадываемся в чем дело – наш «Фоккер» догнал первого. Вот он уже рядом и нас разделяют 100-200 метров. Из первой машины чья-то рука выбрасывает через окно белый платок, машут нам руками. Мы отвечаем тем же.

Под нами узкая двойная полоска. По ней что-то медленно ползет нам навстречу. Это скорый поезд – узнаем его по длинным узким вагонам. Их пять или шесть. А вот и станция. По ряду озер со всех сторон определяем, что это Ораны (Варена). В громадных корытах мутно-зеленая вода, даже не отражающая солнца.

Еще несколько минут и мы видим вдали Вильно. Город и его окрестности с высоты птичьего полета необыкновенно красивы. Мы с искренним восхищением любуемся открывшимся перед нашими глазами видом. Все утопает в зелени.

Где же аэродром? Искать долго не приходится. Большими белыми буквами на земле выведено «Вильно». Видим ангары, разукрашенные польскими, латвийскими и эстонскими национальными флагами, громадную толпу народа и первый «Фоккер», который уже успел спуститься на землю.

Начинаем снижаться, описывая круги над аэродромом. Вот мы уже совсем низко. Кажется, зацепим за верхушки деревьев. Летчик выключает мотор. Земля приближается к нам с необычайной быстротой. Легкий толчок и мы чувствуем, что колеса катятся по твердой почве. Как на автомобиле подкатываем к ангарам. Видим, как от толпы отделяются знакомые лица и с улыбкой идут к нам навстречу.

Через несколько минут мы уже мчимся по пыльной дороге в автомобиле и делимся впечатлениями. Просто не верится, что еще 2 часа тому назад мы были в Варшаве».

Регулярные полёты

В 7 часов 20 минут самолёт взлетал с варшавского аэродрома и брал курс на Вильно, где спустя 2 часа 35 минут он приземлялся, а через  30 минут экипаж отправлялся в столицу Латвии на аэродром Спилве, куда он добирался за те же 2 часа 35 минут и выполнял посадку в 14.00 по местному времени. Из Риги, опять же через полчаса, самолёт вылетал в Таллин, который до недавнего времени называли Ревель. В 16 часов 20 минут эстонская столица  встречала пассажиров, которые прибыли из Польши и Латвии. Таким образом, общее время в пути – 8 часов, при этом в воздухе пассажир находился 7 часов. Длительность полёта из Риги в Варшаву, включая остановку в Вильно, не превышала и 6 часов. В то время как утомительный ночной проезд по железной дороге занимал 18 часов. Стоимость полётов по этой трассе не превышала цены железнодорожных билетов в скором поезде в вагонах второго класса. Авиационный билет из Варшавы в Вильно стоил 50 злотых, полёт до Риги – 95 злотых, до Таллина можно было добраться за 137 злотых. На участке Вильно–Рига билет стоил 40 злотых, а полёт до эстонской столицы обходился в 82 злотых.

Первый аэродром Риги, 1939 г.

Рейс из Таллина отправлялся по вторникам, четвергам и субботам в 11 часов и прибывал в Варшаву в 18 часов 10 минут. В Вильно самолёт прилетал в 15 часов 05 минут и через полчаса улетал в Варшаву.

Хочу остановиться на пути полёта самолётов по этому маршруту. Названия населенных пунктов соответствуют их написанию в 1932 году. Полёт проходил над следующими местностями: Варшава–Воломин–Книшин–Ораны (Варена)–Олькеники (Валькининкай)–Вильно (Вильнюс). Далее самолёты летели вдоль литовской границы: Новые Свенцяны (Швянченелис)–Игналино (Игналина), огибали границу у Турманта, где уже начиналась территория Латвии. Затем путь проходит через Ильте–Асара–Ажи–Даудзесе–Тауркайна–Бирзгела–Бальдона–Баложи–Шварцека–Рига. Оттуда пилоты брали направление на Вецакис–Саласе и у Айнажи пересекали эстонскую границу. После этого полёт проходил через Хеедеместе–Снидль–Раплаи в Таллин (Ревель).

В первый год эксплуатации этой трассы полёты продолжались до 30 октября и возобновились 15 апреля 1933 года. С 1 ноября 1932 года по 14 апреля 1933 года выполнялись ежедневные полёты между Варшавой и Вильно. Такое расписание сохранялось до середины 1937 года. Затем рейс был продлен до финской столицы – Хельсинки.

Растущие объёмы авиационных перевозок заставили власти города совместно с руководством гражданской авиации Польши в середине тридцатых годов на аэродроме Порубанок  построить «Лётный дворец», т.е. терминал для обслуживания пассажиров. К сожалению, это здание не дожило до наших времён. Во время отступления немецких войск из Вильнюса в июле 1944 года аэровокзал был разрушен.

В 1937 году в аэропорту была установлена и успешно эксплуатировалась одна из первых в Европе радиотехническая система «Лоренц», которая позволяла выполнять посадку самолётов в сложных метеоусловиях.

После установления в марте 1938 года польско-литовских дипломатических отношений, через четыре месяца – 15 июля, маршрут полёта стал проходить через столицу Литвы – Каунас. В том же году была изменена конфигурация рейса – добавились ещё два европейских города – Краков и Будапешт. Таким образом, окончательный вариант самого протяженного рейса авиакомпании LOT с юга на север, который проходил через виленский аэропорт Порубанок, выглядел следующим образом: Будапешт–Краков–Варшава–Вильно–Каунас–Рига–Таллин–Хельсинки.

Полёты авиакомпании LOT оставили глубокий исторический след в жизни Виленского аэропорта. 80 лет назад аэропорт был включён в список европейских аэропортов, которые обслуживали регулярные рейсы как на внутренних, так и на международных линиях. Вильно был связан с семью европейскими городами, из которых шесть – столицы европейских государств.

… В планах компании LOT на 1939 год, начиная с 1 сентября, полёты должны были выполняться только через Каунас, минуя Вильно. Но этим планам не суждено было  осуществиться. Жизнь внесла свои коррективы. Началась Вторая мировая война. В истории Вильнюсского аэропорта открывается новая страница. И это уже другой рассказ.

Фото Николая Жукова историка из Литвы

Николай Васильевич ЖУКОВ

Статья была опубликована в газете «Литовский курьер» (Литва), № 38 (917), 20.09.2012.

Закладка Постоянная ссылка.


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.